Золотая лань

Ужосы нашей милонги 8. Охота на бабочек

Ходил до карантина к нам на милонгу один физик. Изобретатель. Ходил недолго – начал танцевать начал чуть больше года назад, но очень этим делом увлекся, много занимался и за год заметно продвинулся. Когда начался карантин и милонги закрылись наш физик сначала понабирал каких только можно было он-лайн уроков, а потом у него вроде как кризис случился: начал кричать, что танго в зуме это хуже чем сауна по телефону, со всех уроков ушел и на все лето исчез с радаров.
Тут вдруг обьявляется, зовет всех наших на зум конференцию и начинает с того, что показывает фотки своего автомобиля.. Автомобиль у него.. Нуу.. Ниссан Микра потрепанный, на что там смотреть?
«Э-э-э-э!», - говорит изобретатель, а самого аж распирает, подпрыгивает как воздушный шарик, перебравший гелия. «Сейчас, сейчас, - говорит, - сейчас я вам покажу как двигатель и коробку передач переделал!».
Короче, он сначала попытался задвигать насчет вимпов, темной материи и соударения протонов, но девушки пригрозили поотключаться, так он в понятных словах обьяснил. Он свой автомобиль переделал в машину времени. В двигатель встроил какую-то фигню, для улавливания частиц темной материи, а в коробку передач – хрень для регулирования скорости потока. Ручку переключателя скоростей, сказал, теперь надо вести очень плавно, не дергая, иначе – большой бум и трындец, а в остальном все безопасно работает. Садишься в машину и едешь, вроде как обычно по дороге, а на самом деле – вспять по времени. Вперед теоретически тоже можно, но там какой-то хитрый фактор мешает пока, глохнет двигатель.
- Но вперед нам пока и не надо!, - подпрыгивает изобретатель. Давайте подумаем о цели нашего путешествия! Я все рассчитал! Я понял, что «эффект бабочки» - не просто красивая метафора! Это гениальная эвристика! Эффект бабочки легко обьясним если рассмотреть ообенности направления микровибраций в сочетании с мултивоздействием микроотражений, возникающих в чешуйках крыла, но не буду вас утомлять. Перейду к выводам. Чтобы изменить мир, нам действительно не нужно ничего более сложного, чем проехать на моем тарантасе намного назад и поймать бабочку. Никаких сложноосуществимых убийств кровавых диктаторов, никаких других опасных и сложных воздействий. Вот, вот все оборудование, которое изменит прошлое, настоящее и будущее,- он помахал перед экраном небольшим сачком.
- Конечно, понадобятся эксперименты чтобы определить оптимальный для каждого желаемого изменения видовой состав, количество и скорость полета бабочек. Нужно научится работать пинцетом, а не бульдозером. Я намерен начать работу немедлено. Пусть первой целью изменений станет возвращение наших милонг! Adios amigos! Я вернусь с добрыми вестями!
Ну, поскакал изобретатель сачком размахивая.. А на следующий день опять полный карантин обьявили.. То хоть на домашних милонгах потанцевать можно было..
Он опять в зум.
- Извините ребята, ошибочка, продолжу эксперименты. Вот, оборудование дополнительное добыл.
Показал всем сачок побольше, морилку специальную и определитель чешуекрылых. Показал и исчез, неделю ни слуху ни духу. И как-то нам всем неспокойно... Ждем, когда грянет гром.
Золотая лань

Ужосы нашей милонги 7

Ходил еще до карантина к нам на милонгу один вампир. Большой оригинал. То в саване развевающемся придет, то босиком, но в черном плаще и цилиндре, покрытых пятнами плесени.  Или, бывало, уставится на партнершу в открытом платье, монокль из неподвижного глаза выронит, клыки двухдюймовые выпустит и облизывается. Многим партнершам не нравилось. Как только замечали, что он по залу кабесеит так сразу взгляд в пол или в потолок или вообще срочно покурить выскакивали. Ну, дело ясное, кто дамам не нравится, на того и мужчины косо смотрят, в довирусные времена этого вампира у нас на милонге недолюбливали. Но пришел китайский пушной зверек, тут мы и осознали пользу нежити для танго сообщества. Наш вампир проветрил фамильный склеп, гробы раздвинул,  свечи расставил, а пол привести в порядок мы ему всем кагалом помогли. Отличное получилось место для подпольных милонг. Правда хозяину склепа непременно хотелось диджеить самому и он немного перебарщивал с альтернативой: все время ставил танды из трансильванской народной музыки и погребальных песен разных народов. Зато когда наряд полиции заметил ночью свет и музыку в склепе и пришел проверить в чем дело хозяин их встретил весь бледный, заплесневелый  и со здоровенным червяком, зажатым в зубах навроде сигары. Полицейские только взглянули  и сразу ушли, даже документы ни у кого не спросили. Так теперь и танцуем.
Золотая лань

Треугольная сказка. Ключи от наших дверей.

- Дракон!!! Драаакоооон!!! Драаааааааакооооооон!!!!!! Выходи на честный бой, толстая хвостатая задница!!!
Рыцарь остановил коня, поднял охотничий рог и виртуозно выдул сложную мелодию с громким, весьма достоверным, неприличным звуком в конце. Ответа не было.
- Драко, жопа крылатая, выходи!! Сто лет не виделись!!!
Ответа не было. Только шелестела трава вдоль петлявшей среди невысоких гор пустынной дороги да гудела и звенела в этой траве мошкара.
Рыцарь подождал немного, повернул в проезжего пути, и стал осторожно, время от времени спешиваясь, подниматься по крутому склону. Подъем вел к широкой каменной площадке, перед совершенно не видимой снизу пещерой. У входа в пещеру лежал дракон. То есть не дракон, конечно. Просто причудливо обработанный ветрами здоровенный валун из черного, с зеленоватым отливом, базальта. Можно было легко, не слишком напрягая фантазию, увидеть каменную башку, лапы, сложенные крылья и длинный чешуйчатый хвост. Необычная получилась игра природы, хотя, понятно, за настоящего ящера или, хотя бы, рукотворную скульптуру не примешь.
Возле правой передней лапы дракона, прямо на земле, привалившись к камню, сидела принцесса.
- Привет..., - удивленно поздаровался рыцарь.
- Привет!, - принцесса честно постаралась улыбнуться, но улыбка на осунувшемся лице сидела кривовато.
- И что все это.. хм.. давно он так?
- Почти два месяца...
- Них.. чего себе! А почтовая ящерица??
- Ящерицу я послала.. Не могу тут больше, надо во дворец возвращаться. Но одной по лесам.. У меня ни коня, ни карты.
Рыцарь почесал нос, хмуро посмотрел на черно-зеленый базальт, на тощую, бледную девчонку у камня.
- Ясно. Давай-ка прямо сейчас и двигаться. Тебе тут уже хватило.
Принцесса вскочила на ноги.
- Едем! Только вещи возьму!
Она ненадолго скрылась в пещере, вернулась с небольшим узлом. Обняла на прощание каменного дракона, потом повернулась к рыцарю.
- Поехали?
Первое время двигались молча. Принцесса, ее вещи и большая часть рыцарского доспеха ехали на коне, рыцарь налегке шел рядом.Часа через два рыцарь взглянул на солнце.
- Таким темпом в столице будем через три дня. Удивим там всех.. Так что с Драко случилось?
Принцесса устало пожала плечами.
- Да не знаю я.. Он улетал.. После того, как вернулся – не разговаривал. Правда, раньше, до того как улетел, обмолвился,  что собирается в Порто аль Маро..
- Порто аль Маро?? Ты знаешь что там случилось?
- Наверно нет. Знаю только, что там началось какое-то страшное чумное поветрие..
- Да, началось. Болезнь очень похожая на легочную чуму. Только куда хуже.
- Хуже чумы??
- Да. Потому что заражала все живое. Абсолютно все. Представь чуму, которой можно заразиться, от любимого пса, от случайно попавшей в глаз мошки, от задетой рукой ветки дерева.. Порто аль Маро испокон веков жил морской торговлей. Там немало повидали заразных болезней и знали как поступать в случае чего.. Думали что знают. Они сделали все, что делают во время чумы. Закрыли порт, выставили кордоны на дорогах. Но они не могли запретить мошкаре летать, муравьям ползать, ветру нести сухие листья. Болезнь вырвалась из порта, и расползлась в той части города, что ближе к морю. Было ясно, что еще день-два, много - три - она накроет весь город и выйдет за его пределы. Тогда прилетели драконы.
- Что они сделали?
- Они сожгли Прто аль Маро, принцесса. Начали с дальних подступов. Зажгли сплошное огненное кольцо и погнали огонь на город. Ты была в Порто аль Маро?
- Нет. Слышала, что там не жаловали особ королевской крови.
- Официально - не жаловали. Не официально, считали, что золотой, который ты стащил из кармана у короля или которым король расплатился за выпивку, ничуть не хуже такого же золотого, полученного от негоцианта или капитана дальнего плаванья. Я там часто бывал. Хороший был город. Красивый, изобильный, неунывающий. Драконы гнали на него огонь рискуя собой. Если бы кому-то из них повредил крыло или выбился из сил он не смог бы приземлиться - впереди и позади все пылало. Шанса спастись не было ни у одного живого существа. Несколько драконов следили за небом, чтобы из огненного кольца не вырвалась ни одна птица. Еще несколько драконов прилетели со стороны моря. Они сожгли все суда что стояли на дальнем рейде и в порту и всех, кто пытался спастись морским путем. Рядом с Порто аль Маро, сразу за чертой города есть место, которое называется Злата Крува. Это песчаная коса, уходящая в море. На берегу стоял маленький поселок рыбаков или контрабандистов, но вообще-то эта коса - драконьи ясли. Одно из немногих мест, где драконихи откладывают яйца. Там особый песок - очень мягкий и хорошо сохраняющий тепло. И поселок и кладки и всех новорожденных драконят тоже сожгли. За несколько миль от Порто аль Маро теперь начинается пепелище, а в сам город еще никто не решился войти. Но болезнь драконы остановили. Нигде не слышно о новых случаях. Вот уже почти два месяца.. Такие дела, принцесса. Неужели ты действительно не знала ничего из того, что я рассказал?
Принцесса покачала головой.
- Ничего. Я ведь довольно уединенно последний год жила.. Отец год назад в очередной раз женился и что-то у нас с новой королевой совсем не пошло. Когда Драко прилетел меня навестить я попросилась вписаться на какое-то время к нему в пещеру. Он был рад. Мы же с ним знакомы с детства, хорошо друг друга понимали. Нам было интересно вместе, всегда находилось о чем поговорить. Иногда он относил меня в столицу, погостить день другой, иногда появлялись его или мои знакомые. Когда ты приезжал было здорово,- принцесса улыбнулась рыцарю. Я не чувствовала себя отшельницей, но новости весь этот год, в основном узнавала от Драко. А когда он вернулся из Порто аль Маро... Он ничего не рассказывал. Вообще не сказал ни слова. Я сначала пыталась расспросить, растормошить, рассмешить. Но он был будто за толстым стеклом. Наконец до меня дошло, что надо оставить его в покое, сам заговорит, когда захочет. Я два дня занималась своими делами. Прибиралась, проветривала платья, гуляла по лесу. А на третий день утром встала и увидела.. ка.. камень.
Голос принцессы стал тонким, она помолчала несколько минут, потом продолжила почти твердо.
- Сначала я даже обрадовалась. Подумала, что это какая-то драконья магия – окаменеть на время чтоб устаканить то что внутри. По правде говоря мне было легче смотреть на камень, чем на друга с опустевшими глазами. Я гуляла по лесу, читала.. Если находила что-то интересное, то рассказывала каменному Драко. А потом поняла, что схожу с ума. Послала ящерицу. Мне бы, на самом деле, сразу ее послать. До того как Драко окаменел.
Рыцарь покачал головой:
- Думаю, я ничего не смог бы сделать. Даже если бы успел приехать. Мы с Драко дружны много лет, много чего повидали вместе. Как ты говоришь, неплохо понимали друг друга. Но, знаешь.. мне случалось видеть людей, которым выпало больше, чем они могли вынести и я никогда не знал, как убедить их, что ноша не так уж тяжела. Я не задумываясь рискнул бы для Драко жизнью, но, боюсь, не смог бы найти каких-то волшебных слов..
Помолчали.
- Знаешь, что я думаю, принцесса?, - вдруг снова заговорил рыцарь, - Может быть ты права? Может у драконов действительно есть такая магия: окаменеть, чтоб устаканить то что внутри.
Принцесса подняла глаза:
- Ты правда так думаешь?
- Да. Наверно сразу так и подумал, еще до того как узнал что случилось. Я оставил там, возле Драко, ключ от моего замка в Залесье. Замок невелик, войти в дверь Драко не сможет, должен будет сесть в саду. Но ведь поймет, что может прилетать в любое время?
- Обязательно поймет! - подтвердила принцесса. Я тоже оставила ему ключ от моих покоев во дворце. В двери он не пройдет, должен будет подлететь к балкону. Но что прилетать можно в любое время – догадается!.. Как ты думаешь,  долго придется ждать?
- Откуда же я знаю? Месяц, год, тысячу лет... В Порто аль Маро драконы заглянули в преисподнюю. Подождем сколько нужно. Не жить же обездраконенными.
Золотая лань

Ужосы нашей милонги 6

Ходил до карантина к нам на милонгу один эскимос. Шаман потомственный. Так-то, по первому взгляду, не скажешь что шаман: тангеро как тангеро, когда не танцует програмистом в стартапе работает, тем более от эскимосов он только по отцовской линии происходил, а по матушке приходился пра-правнуком Баруху-Иосефу Кацу, знаменитому одесскому благотворителю, талмудисту и скупщику краденного. Но, будь ты талмудистом или шаманом, против природы не попрешь: полгода без милонг просидишь – в городской квартире закамлаешь. Достал милонгеро из шкафа посох, бубен, костюм с нашитыми амулетами, развел в цветочном горшке костерок, затянул шаманскую песню, и, в добрый час, вышел к нему из холодильника дух предков. Тангеро, как полагается, налил духу горячего чайку, угощение предложил: пиццу с тунцом, пастраму, колбаску копченую, когда же вкусил дух от пиццы и чая шаман бросился ниц и, во имя Мирового Древа, попросил открыть когда вернутся милонги.
- Ээээииииии..., - протянул дух, - иииииии.. плывут облачные птицы над верхушкой Мирового Древа, падают снежинки на его ветви, ни те ни другие ни-ку-да не торопятся.. Ииииииэээ... А молодой шаман не таков.. Не видит ни снега ни облаков, прыгает, торопится, задает глупые вопросы.. Ииииииууууу.. Не суетись, внучек.. Сядь рядом, послушай, расскажу тебе историю.. В далекие времена, когда дед моего деда еще не родился, а дед его деда только принял шаманское посвящение, жили по соседству два племени. Не мирно жили однако.. то набег, то стычка, то оленя украдут, то собаки недосчитаются.. Попытки прекратить свару были, но миротворцы быстро понимали: проще оплодотворить Великую Мать Китов, что раз в тысячу лет выходит из глубин моря. Наконец один хитромудрый воин сообразил, что все ссоры сводятся к дележу куска земли, который каждое из племен считало своим по праву. А что, подумал он, если не просто отнимать эту землю друг у друга, как делали еще деды дедов наших дедов, а.. отнять, конечно, но дать соседям взамен.. ну.. это.. еще что-нибудь.
Идея была свежая и давала хоть какую-то надежду. Всем уже до зеленых песцов надоело то и дело провожать к Китовой Матери убитых в сваре соплеменников. Воина признали Великим Мужем, его яранга заняла место в самом почетном углу стойбища, после охоты ему доставалось лучшее мясо, а кухлянку украсили амулеты из бакулюма моржа.
Иииииии.. Небывалое дело было задумано, а такие дела когда попало не делаются. Пошел Великий Муж к Великому Шаману, чтоб тот посоветовался с Великими Духами, живущими на ветвях Мирового Древа.. Выслушали духи о плане мирного урегулирования и так сказали:
- благое дело, однако, но удастся оно лишь в день летнего солнцестояния, в другие дни лучше и не пытаться!
Великий Муж объявил соплеменникам слова духов и зажил в почете и уважении, только чем меньше времени оставалось до летнего солнцестояния тем большие разбирали его сомнения. Согласятся ли соседи менять землю на что-нибудь? А «что-нибудь» – это что? Может оно нам самим надо? А пристало ли нарушать порядок, заведенный еще дедами дедов наших дедов?
В общем, когда времени до солнцестояния осталось с песцовый хвостик, Великий Муж взял много мяса, столько огненной воды, сколько бледнолицые дают за сотню моржовых бивней и снова отправился за советом к шаману.. Через сутки непрерывного камлания шаман, пошатываясь, вышел к людям и объявил о большой беде.
Демон страшной болезни, тысячу лет назад замороженный в айсберг, вырвался на свободу и идет на нас, угрожая отправить все племя к Китовой Матери. Есть только один способ спастись. Всем, мужчинам, детям и женщинам изготовить себе маски, надеть их и засесть в своих ярангах, выбираясь наружу не дальше десяти шагов и только по большой нужде. Сделаем так – авось демон нас не заметит, не узнает под масками и пролетит мимо.
Ииииии.. с демонами не шутят. Все племя сидело по ярангам в масках. А когда шаман объявил, что опасность миновала, оказалось, что день солнцестояния прошел и уладить дело с соседями до следующего лета даже пытаться не стоит. Хотя идея, конечно, была хороша и придумавшего ее воина продолжали почитать Великим Мужем и одаривать амулетами из бакулюма.
Дух допил чай, доел колбасу, помолчал.
- Вот такая, внучек, история. Да, насчет того, что ты спрашивал.. Пройдет солнцестояние – вернуться твои милонги.
Он подмигнул так, словно был не эскимосским шаманом, а уважаемым всеми одесскими налетчиками талмудистом и скупщиком краденого и направился к холодильнику.
Золотая лань

Ужосы нашей милонги 5

Ходил до карантина к нам на милонгу один экстрасенс. Или не экстрасенс? Не знаю как такой талант называется, но, в общем, чует этот тангеро места, в третьем измерении или в пятом, где портовые города стыкуются между собой, и шагнуть из одного города в другой – проще чем высморкаться. Поблизости от дома он нашел три таких места. Одно – крышка канализационного  люка за супермаркетом. Становишься на нее, а следующий шаг делаешь по Буэнос-Айресу. Второе: куст жимолости в сквере: продрался сквозь ветки и - здравствуй Осака. Ну а ход в Неаполь нашелся за мусорным ящиком. Экстрасенс этот и сам каждую неделю на милонгу либо на урок в Буэносе выбирался и нам проход показывал. Правда без его помощи ни у кого телепортация не получалась.
Когда карантин ввели экстрассен какое-то время спокойно дома сидел. Сидел-сидел и не выдержал. Заказал по интернету, с доставкой, плюшевого бегемота, взял его на поводок, навел гипноз, вроде как собаку  хаски прогуливает, и пошел по городам проветриться. Первым делом, конечно, отправился к супермаркету. Встал на нужное мсто и... ничего. Не видно Буэнос-Айреса. Темнота одна и хлоркой пахнет. Не иначе черти-городские у себя, в пятом измерении, тоже карантин ввели.
- Ладно, - думает экстрассенс, схожу хоть в Осаку. Дошел с бегемотом до сквера, нырк в кусты – а там то же самое. Темнота, хлорка, правда еще какая-то надпись на японском мигает и светится. Неаполь, понятно, даже проверять не стоило, но экстрассенс все же заглнул за мусорник. Там без лампочек обошлись, просто большой амбарный замок висит прямо в воздухе.
Так и сидит наш экстрасенс без телепортации. Гуляет по городу, бегемоту точку сборки двигает, чтоб тот по настоящему в хаски превратился. К супермаркету каждый день ходит. Только закрыта пока дорога в Буэнос-Айрес.         
Золотая лань

Ужосы нашей милонги (3)

Ходит к нам на милонгу ученый один. Археолог, египтолог, специалист то ли по закопанным наукам, то ли по откопанным религиям. Танго любит-обожает. Шляпа у него под Гарделя, телефонный звонок -Ди Сарли, на машине, на заднем стекле, вот такими буквами "ТАНГО" и сердце красное, ну, знаете, то что на жопу похоже. Милонги он вообще никогда не пропускает.. то есть, не пропускает когда не в экспедиции. На раскопках, сами понимаете, какие милонги? Пустыня кругом, до ближайшего бедуинского стойбища сотня километров по бездорожью. Вот как-то раскапывал наш ученый храм в Нубийской пустыне. Храм - мечта археолога, семь тысяч лет фундаменту, а на нем наслоения, пристройки, достройки, тайные комнаты.. Генрих Шлиман льет слезы зависти, редактор "Science" по пять раза в день е-мейл проверяет, не прислали ли египтологи долгожданную статейку. Вот только раскапывать надо мееедленно, потихонечку, каждый выезд на раскопки - пол года. И все пол года без танго. Первый месяц археолог как-то плеером перебивался. Потом заказал себе с большой земли колонку-jbl и стал ходить ночами в самую дальнюю часть храма, в потайную комнату, танцевать там немного, по фиг что пол каменный и весь в песке. Ходит он так, танцует, и вдруг замечает, что выступ стены, на который ставит колонку, чем-то отличается.. То ли цвет темней, то ли щели по штукатурке иначе чем по остальным стенам идут.. Пришлось сдвинуть колонку, отложить шляпу и взяться за долото и кисточку. Часа не прошло - в стене потайная ниша обнаружилась, а в ней - коробка из красного дерева, небольшая, прямоугольная, вся расписанная танцующими фигурами, на крышке ручка в виде арфы-невеля. Археолог за ручку потянул, а из коробки сначала дым коромыслом, потом вой, как от пароходной сирены, а потом появляется существо: тело шакалье, голова крокодилья, ноги-крылья как у ибиса, руки как у горилы, хвост и хрен собачьи.. "не стучись, сынок, в двери травы", одним словом. Существо головой повертело, глазами поморгало и говорит человеческим голосом:
- Я, Ызшсмквнц-Гргмнг просидел в этом ларце 6999 лет, пять месяцев, восемь дней и четырнадцать часов и уже не надеялся оказаться снаружи! За то, что ты освободил меня, я исполню любые твои три желания!
Понял археолог, что вот он шанс. Упусти - второго не будет.
- Я, говорит, танго танцевать очень люблю. Дорогой Ызшсмквнц, сделай пожалуйста так, чтобы где бы я не оказался, в какой глуши чего не копал - поблизости всегда были милонги! Таково мое первое желание, а два других я потом придумаю.
- Ни фига себе, совпадение!,- говорит Ызшсмквнц. Знаешь ли ты, человече, что я - дух танца, а в постылый ларец был заключен за то, что изобрел новый храмовый танец отличный от канонического? Отныне, в этом ларце, я каждый седьмой день лунного месяца буду устраивать милонги. Ты сможешь входить на них бесплатно и получать кубок вина только лишь произнеся мое имя. Мы с тобой замаскируем ларец, чтоб никто не угадал его возраст и ценность, и ты сможешь возить его с собой куда быне отправился.
Археолог обрадовался до слез. Вместе с духом он быстро замаскировал ларец, под сувенирную шкатулку, вроде тех, что продаются в Хартуме, в лавках «все за полдоллара» и теперь, каждую субботнюю ночь, наслаждался милонгой: партнершами с глазами газелей и формами гурий (ну, плотненькие, да.. но музыкальные, хорошо двигаются) и семитысячилетним вином (уксусная кислота, и пахнет так же, зато кубок какой!).
Казалось бы - вот оно, счастье! Но одно мешало археологу. Очень уж неканоническую музыку дух ставил. То записи какие-то неизвестные найдет, как будто смотался на недельку в Буэнос-Айрес, покопаться по магазинчикам старых пластинок, то сам начнет вживую играть, да так, что сначала не музыка, а вой и стук, а потом такое танго, что слушателя как будто огонь изнутри заполняет, то вообще альтернативную танду сделает.. Археолог - поклонник классики, уж и так обьяснял и эдак и записи свои слушать давал.. Дух послушает, крокодильей башкой повертит, может одну - две танды чистой классики поставит, и опять за свое. Перед самым окончанием экспедиции археолог не выдержал.
- Отдавай мне эту милонгу, - говорит. Отдавай и убирайся! Такое мое второе желание! Что ты вообще в этом ларце делаешь? Я тебя из него выпустил? Вот и иди!
Дух только плечами пожал. Шагнул из ларца и исчез, будто и не было. А археолог записал имя духа в блокнотике со всякими паролями, чтоб не забыть, упаковал ларец аккуратно, и поехал домой, до следующей экспедиции.
Милонга "в ларце" у нас теперь каждую третью субботу месяца. Я там тоже, как говорится, мед-пиво и все такое.. Вроде все там хорошо. Пол деревянный, партнерши интересные, на билетиках что-то эдакое красивое непонятными иероглифами написано.. Хорошо, но что-то не то.. Классика классическая, как мумия из египетской пирамиды, выходишь и хочется пыль с ушей тряпочкой вытереть.. Народ болтает, у нас еще одна милонга в городе открылась.. Диджей такой своеобразный, с крокодильей головой. Под милонгу он, вроде, коробку от танцевальных туфель приспособил, сам ее всякими странными фигурами расписал, и заколдовал, чтоб в ночь полнолуния с полсотни пар помещалось. Кто ходил - говорят музыка необычная, но цепляет не по детски.. Полнолуние – оно скоро. Схожу – посмотрю.
Золотая лань

Парадное платье короля

- Какая красота!, - молодой Король помял пальцами ткань камзола, потом аккуратно разгладил складку плаща. Ткань была мягкой, как поцелуй ребенка, шелковистой, как морская вода в летний день, переливающейся, как крыло тропической бабочки. Король разбирался в тканях: он с отличием окончил курсы парижской швейной академии, будучи принцем зарабатывал портновским искусством на содержание всей свиты, а сейчас, взойдя на престол, планировал немножечко шить вечерами, так что мог сполна оценить достоинства костюма, который предстояло надеть на коронацию.
- Удивительная, чудесная вещь, Ваше Величество!, - поддакнул королевский камердинер, как все-таки жаль, что ее никто не увидит!
- Вы это.. не переживайте, Ваше Величество, - старший придворный ткач явно чувствовал себя неловко и хотел бы хоть что-нибудь сделать для короля. - С этой ткани все отстирывается в лучшем виде! Помидор, яйцо - ни от чего пятна не останется, я лично за прачками прослежу!
Король поморщился.
- Слушайте, а зачем вообще это надо? Этот дурацкий стриптиз на коронацию? Коронуюсь в обеденном костюме, или в том, совсем новом, охотничьем.. да найду что надеть!
- Что Вы, Ваше Величество!, - камердинер всплеснул руками. - Вы не можете! Это же основы нашей демократии! Вступая на престол, король проходит перед подданными голым.. то есть, конечно, не голым, а в роскошном, но совершенно невидимом одеянии. Созерцание голого короля убеждает подданных что все люди равны, что ни один человек не лучше другого и если уж король расхаживает с голым задом, то ни от кого нельзя требовать многого. Появившись одетым, вы нанесете им травму! Не нарушайте сложившийся порядок, Ваше Величество! Вам всего-то нужно дойти до кафедрального собора и вернуться обратно. Охрана будет начеку. А больше Вам никогда не придется покидать дворец. Тем более, после такой коронации это все равно станет.. нежелательным. Будете жить здесь, в покоях, долго и счастливо, как Ваши почтенные предки. Когда обзаведетесь августейшей супругой сможете при ней костюм надевать..
- Или друзьям показывать, - ляпнул ткач.
- Ни в коем случае!,- сурово возразил камердинер. - Если кто нибудь из так называемых друзей не увидит костюма, то сами понимаете что они могут подумать.. и сообщить газетчикам.
- Я понял, - хмыкнул король. - Из дворца больше не выходить, никому не доверять, волшебный костюм не показывать.. роскошная жизнь! Ладно, давайте  тряпки, да поживей! Я что, должен сам одеваться в день коронации?
Король вышел в услужливо распахнутую дверь, спустился по широким, щербатым ступеням от портика дворца на площадь. Свита и охрана почтительно держались шагах в десяти позади. Толпа пока только разогревалась, доводила себя до нужного градуса. В короля еще ничего не летело, выкрики были довольно беззлобны. Перед ним, счастливо распевая: “Голый король, голый король, голая попа, голый король!” прыгал только мальчик лет шести или семи, не больше. Мальчишки постарше сновали в толпе пока не решаясь приближаться. Один из них с деловитым видом, поштучно, распродавал помидоры из небольшого мешка.
Король наклонился к кривляющемуся малышу и тихо спросил:
- Разве я голый? Присмотрись, малыш.
Ребенок пискнул, замолчал, глаза у него расширились как блюдца.
- Дяденька Ваше Величество, Вы так..  так красиво одеты!
На площади стало тихо. Король поправил плащ, от золотого шитья во все стороны брызнуло солнечными зайчиками, засунул руки в карманы удобных, всему честному народу видимых штанов, подмигнул мальчишке и твердо зашагал к кафедральному собору.
Золотая лань

История Иосифа делла Рейна, задумавшего победить зло.

Эта сказка требует небольшого вступления. История о каббалисте Иосифе делла Рейна, который взял в плен самого Сатану, но потом поддался соблазну и не смог избавить мир от зла довольно известна.
Вот здесь она рассказана на английском http://dreamingofmoshiach.blogspot.com/…/story-rise-and-fal…
Юрий Дайгин прекрасно рассказал ее на русском https://www.proza.ru/2010/09/02/665
А вот здесь можно прочесть о самом сюжете https://eleven.co.il/judaism/mystic-kabbalah-magic/11821/
Казалось бы, что тут добавить? Но мне все же захотелось рассказать эту историю по своему. Очень уж у нее красивый сюжет и очень, на мой взгляд, яркий универсальный, не религиозный, смысл.
Сказка получилась длинная, поэтому чтоб не забивать ленту даю ссылку на текст.https://www.proza.ru/2019/12/09/442
Золотая лань

***

Кафе на железнодорожном вокзале работает двадцать четыре часа в суки, семь дней в неделю. Во всяком случае вывеска над дверью утверждает именно так. Я думаю, что они все-таки закрываются. С половины пятого до шести двадцати утра на нашей станции затишье, не останавливается ни один поезд, так что держать открытыми кафетерий и еще несколько привокзальных круглосуточных магазинчиков нет никакого смысла. Впрочем, какое мне дело, в нужное мне время привокзальная торговля встречает гостей немного сонно, но радушно. Я прихожу к половине первого, заказываю декофинато, потом, под настроение, захожу в галантерейную или книжную лавочку. В хорошую погоду выхожу на перрон посмотреть на проходящие поезда. Есть что-то завораживающее в том, как тяжелый, освещенный состав возникает из темноты, останавливается лязгая креплениями, впускает или выпускает немногочисленных пассажиров, потом тяжело трогается и набрав скорость, снова уносится в ночь.. Иногда мне почти хочется сесть в поезд.
Домой я отправляюсь в три двадцать пять. Идти полчаса. По правде говоря, я бы предпочла автобус пешей прогулке, но наше городское управление соблюдает закон об экономии энергии, так что ни транспорта, ни освещения улиц в этот час нет. Темный, тихий город выглядит пугающе, но ощущение обманчиво. Пабы и ночные клубы закрыты, как предписано, поэтому встречи с какими-нибудь нетрезвыми хулиганами можно не опасаться. В газетах чуть не каждый день пишут о том, насколько безопаснее стало на улицах после того, как закон об экономии вступил в силу.
Я достаю из сумки фонарик (мощный, но в пределах разрешенного, на солнечной батарейке) и выхожу из стеклянного кубика-вокзала. На темной знакомой дороге, где нечем отвлечься, в моей голове сразу появляется Габриэль. Что поделать..  По крайней мере мысли о нем лучше всяких других помогают скоротать путь.
Габриэль поселился в кондоминимуме года три назад. Снял квартиру как только из неё выехали Санчесы, перевез вещи сразу после ремонта. Первое, что мне принесло его появление - тишина. Санчесы были темпераментной парой, при них из-за стены постоянно доносились то ругань и крик, то стоны и скрип кровати.. И от того и от другого у меня голова раскалывалась. А при новом соседе из-за стены иногда раздавались только легчайшие, почти неуловимые звуки классической музыки.
Какое-то время новый жилец оставался мне знаком только на слух, по этим обрывкам музыки и по болтовне других соседей. Говорили, что он учёный, физик, и что "по нему это сразу видно". Он, вроде бы перебрался в наш тихий пригород из центра потому, что имеет право на личный транспорт и, значит, может жить там, где ниже плата за ночное использование электричества. Ему это важно, он по ночам проверяет работы студентов и пишет статьи для научных журналов.
Конечно, человек с которым живёшь на одной лестничной площадке рано или поздно попадается на глаза. Я представляла "крупного ученого" стариком, но он оказался немногим старше меня, чуть за сорок на вид. Высокий, слегка сутулящийся, с приятным лицом. Одет неброско, но продумано. Не в пример прочим мужчинам он произвел на меня приятное впечатление, которое усиливалось с каждой встречей. Жил новый сосед размерено. По утрам, в любую погоду, выходил на пробежку, потом уезжал в университет, где оставался до вечера. В выходные, вместо университета отправлялся в клуб игры в "го". Он, оказалось, был одним из самых сильных игроков страны и судьей международного класса. В какое бы время я его не встречала, куда бы он не шёл - всегда был доброжелателен, приветлив, опрятен.
Как-то, поздним вечером, в мою дверь позвонили. На лестничной площадке стоял Габриэль.
- Уповаю на ваше милосердие, госпожа Анник, - произнес он умильным голосом. Не найдётся ли у вас немного кофе? Неважно какого. Я прикончил свои запасы, а нужно поработать ночь, чтоб подать проект вовремя.
Я растеряно прошла на кухню, нашла баночку растворимого кофе и протянула в щелку, не снимая цепочки. Он взял банку, прижал руки к сердцу и исчез в своей квартире. А через несколько дней явился опять:
- Дорогая госпожа Анник, благодаря вашей щедрости я успешно закончил очень важную для меня работу. Чувствую себя обязанным вернуть вам долг и угостить кофе собственного изготовления. Я, знаете ли, фанат этого напитка, могу предложить несколько интересных рецептов.
Видимо у меня что-то изменилось в лице, потому что он на секунду замялся, а потом продолжил как ни в чем не бывало:
- Я, конечно, понимаю, необычность моего предложения. Но вам необязательно принимать его сразу. Хотите, я принесу вам "дуэнью"? Мне их выдают в университете, как преподавателю. Могу даже оставить свой ключ, пока буду на работе. Вы поставите "дуэнью" где хотите и насладитесь кофе ничего не опасаясь. Согласны?
Я не нашлась что ответить. "Дуэнья" – изобретение для борьбы с сексуальным домогательствами. Это миниатюрная, но качественная и экономичная в энергопотреблении видеокамера с передающим устройством и ёмкой миниатюрной батарейкой. Все устройство размером с пуговицу. Камеру можно пристроить в комнате или на себе. Все женские форумы в интернете полны объяснениями как это сделать. Вы принимаете предложение встретиться, вооружаетесь "дуэньей" и - пожалуйста! Вся сцена домогательств у вас в домашнем компьютере, хоть сию минуту выкладывай в интернет или демонстрируй в суде. Замечательная вещь, только стоит дорого. А преподавателям и врачам "дуэньи" выдают бесплатно, с предписанием вручать ученицам и пациенткам по первому требованию.
Считается, что мужчин смертельно пугает всякое упоминание о "дуэнье".. А тут.. А он.. Я действительно не знала что возразить. Мне вдруг захотелось посмотреть, как выглядит жилище настоящего ученого. Сама я после школы нигде больше не училась и не работала. Мама всегда была против. У мамы были кое-какие средства: в молодости она выиграла суд против известного киноактера и полученной суммы хватало на безбедную, хотя и скромную жизнь. Что именно произошло она никогда толком не рассказывала, говорила только, что снималась в массовке фильма. Мать всегда называла себя "актрисой, карьеру которой разрушили на взлете" и уверяла, что оградит меня от разлитой в мире грязи. К слову, я родилась через несколько лет после истории с актером, от мелкого бизнесмена, на которого мать тоже подавала в суд. Сейчас, поселившись отдельно, хоть и на мамином содержании, я порой думаю, что моя жизнь, конечно, безопасна, но довольно бедна событиями.
Через несколько дней Габриэль действительно принёс мне целых пять маленьких выпуклых пуговок и ключ. Из одной миникамеры я соорудила что-то вроде брошки, вторую приладила на широкую резинку, чтоб носить на ноге под юбкой, а ещё три приклеила скотчем в квартире Габриэля: в большой комнате, служившей кабинетом и гостиной, в спальне и на кухне. Заснять сцену домогательств на кухне я не рассчитывала, но захотелось посмотреть что и как он там готовит.
Квартира соседа оказалась уютной. Я однажды, с представителями домового комитета, заходила к Санчесам. У них большую комнату занимали огромная кровать и домашний кинотеатр, а остальное пространство напоминало свалку мусора. Габриэль все изменил до неузнаваемости. Пространство заняли  большой стол с компьютером,  маленький, кажется старинный, столик для го, уютное кресло, торшер под мягким матерчатым абажуром и вместительные шкафы с книгами. Книги были обо всем на свете: физика, астрофизика, астрономия, математика, пособия по го, альбомы по искусству, психология, история разных стран и времен. Что меня удивило – почти вся художественная литература была о детях: «Приключения Тома Сойера», «Без семьи», «Дэвид Копперфильд», «Братья Львиное Сердце». Кажется, одинокого ученого действительно интересовали дети..
Вечер в гостях прошел прекрасно. Габриэль приготовил ароматнейший кофе и маленькие бутерброды с домашним хлебом и овечьим сыром. Он совсем не пытался ко мне приставать, не сказал ни единой скабрезности, но весело и непринужденно рассказывал о вещах, которые мне всегда казались совершенно непостижимыми. Например о возникновении галактик или о жизни японских императоров. Когда я собралась домой он проводил меня словами:
- Вот видите, Анник, мужчины вообще, и я в частности, не такие уж страшные существа. Мы с вами вполне можем приятельствовать.
Ха, приятельствовать, как же! Ясно, что он влюблен без памяти! Иначе зачем было так настойчиво приглашать, да еще приносить «дуэньи»? Ночь я провела без сна, воображая, то как Габриэль, охваченный страстью, забыв о включенной камере, набрасывается на меня, а потом, всю жизнь выплачивает компенсацию, то, как он предлагает мне руку и сердце.. Пожалуй, руки и сердца хотелось больше.
Начиная с этого дня, примерно раз в месяц, Габриэль стал приглашать меня в гости, поужинать. Он уверял, что любит готовить, но делать это только для себя ему скучно. Я не сомневалась, что «люблю готовить»  – просто предлог и каждый раз включала «дуэньи». Габриэль же держался безупречно. Меня ждало вкусное угощение, занимательный рассказ об истории возникновения и особенностях приготовления блюда, а если этой темы не хватало на весь вечер, то Габриэль легко вспоминал еще что-нибудь интересное из области науки или искусства. Я терпеливо ждала когда он перестанет робеть.
Однажды привычный порядок был немного нарушен. Когда я пришла Габриэль встретил меня привычно любезно, но видно было, что он сильно раздражен.
- Подойдите сюда, к компьютеру, Анник. Посмотрите какую мерзость мне прислали на е-мейл!
Я подошла. На экране была фотография удивительно красивого, но очень бледного мальчика лет десяти - одинадцати. Текст под фотографией гласил:
«Здравствуйте! Мы - семья недавних законных иммигрантов. Приехали меньше года назад. Во время переезда наш сын, Тим, заболел и болезнь дала осложнение на сердце. Если не сделать операцию Тим через год будет инвалидом, а через два года его не станет. Денег на операцию у нас нет.. Пожалуйста, помогите нам спасти Тима»
Я пожала плечами. Подобные письма регулярно приходят на всякий е-мейл. Удалить да и все. Габриэль, однако, просто кипел.
- Как? Как можно спекулировать выдумками о болезни ребенка?! Я просто не в состоянии это понять! Но я им покажу, как обманывать думающих людей! Эти прохвосты пожалеют, что разослали свою писульку на университетские мейлы! Они дали свой телефон. Завтра же позвоню и выведу их на чистую воду, выведу, будьте уверены!
Я покивала, согласилась, что мошенников стоит вывести на чистую воду, Габриэль, вроде-бы, успокоился и дальше вечер пошел своим чередом.
На следующий день он действительно позвонил. Поговорил с родителями Тима, потом с самим мальчиком. Дотошно расспросил о каждой мелочи, посмотрел медицинские заключения, которые ему прислали по первой же просьбе. Словом, убедился, что история абсолютно правдива, и, с той же горячностью, с которой пытался разоблачить мошенников, теперь взялся помогать Тиму и его семье. Габриэль организовал сбор пожертвований в университете и в ассоциации игроков го. От его имени сбор средств пошёл куда лучше, чем от имени никому не известных иммигрантов. Нужная сумма быстро набралась, Тима прооперировали. Выяснилось, правда, что починить все за один раз нельзя, оперировать придётся в два этапа. Но уже после первой операции мальчику стало значительно лучше.
Семья Тима жила в небольшом городе, где не было не было ни научных центров, ни клуба го, поэтому получить разрешение на поездку и навестить Тима в больнице Габриэль не мог. Говорят, еще тридцать лет назад можно было просто купить билет на поезд или автобус и поехать куда вздумается, по крайней мере в пределах одной страны. Просто так, взять и поехать туда, где нет ни рабочих дел, ни близких родственников. Не думаю, что это правда, но если так действительно было, то хорошо, что закон об экономии энергии положил анархии конец. Даже без всяких поездок Габриэль дня не мог провести без звонка Тиму. Мальчишка много пропустил в школе из-за болезни, да ещё и учиться ему приходилось на неродном языке, так что дела с учёбой обстояли неважно. Габриэль взялся подтянуть Тима по всем предметам по скайпу, а закончив урок еще долго пудрил ребенку мозги разговорами о литературе, истории, технике.. Приглашать меня на ужин Габриэль стал куда реже. Зато у него появилась манера случайно встретившись на лестничной площадке по четверти часа мне рассказывать о здоровье Тима и о том, какой это замечательный, светлый, талантливый и умный ребенок. Иногда я включала приклеенную у Габриэля в комнате "дуэнью". Габриэль, кажется, забыл про камеры. Он действительно вечера напролет общался с мальчишкой! Если бы я уже получила предложение руки и сердца, то устроила бы скандал, с ультиматумом «или Тим или я!». Но, поскольку, формально, я была просто соседкой оставалось только ждать и надеяться что Тим полностью выздоровеет и начнет ходить в школу, болтаться по улицам со сверстниками.. словом, заниматься тем, чем занимаются нормальные дети его возраста, а не красть время у взрослых!
Так прошло больше года. Как-то, не слишком ранним дождливым утром я вышла проверить почтовый ящик и увидела Габриэля. Он был одет как для пробежки, хотя обычно в это время уже давно уезжал на работу. Его добротный, не дешевый спортивный костюм был в грязи. Лицо - белым как мел. Он не глядя сел на ступеньки, посмотрел на меня и с трудом произнес:
- Операция.. прошла неудачно.. Сейчас позвонил его отец.. Тима больше нет. Умер на операционном столе.
У него потекли слезы.
Я подумала: вот удобный случай немного продвинуть вперед наши отношения. Нельзя упустить шанс.
- Габриэль, - сказала я мягко и даже положила ему руку на плечо,- если вы так скорбите о чужом ребенке, не значит ли это, что пора подумать о своем?
Он посмотрел с удивлением, кажется не сразу понял о чем я говорю. Потом почти спокойно ответил:
- Видите ли, Анник.. у меня.. не совсем обычное отношение к детям. Впрочем, все относительно. В древней Элладе его бы не сочли ни необычным, ни предосудительным. Я по настоящему любил Тима, но мои чувства были не только отцовскими. Я хорошо осознаю и контролирую себя, мои.. фантазии всегда были и останутся фантазиями. Но обзаводиться семьей для меня было бы как-то слишком.. Мне жаль, Анник, если я вселил в вас какие-то надежды. Мне просто кажется нормальным относиться с доверием и по приятельски к человеку, с которым живешь дверь в дверь. Сейчас простите, мне тяжело разговаривать. Хочу побыть один.
Он поднялся и вошел в свою квартиру.
Я тоже вернулась домой, позабыв зачем выходила. Во мне все кипело от злости. Негодяй, извращенец! "Относиться по приятельски к человеку, с которым живешь дверь в дверь".. Я этого так не оставлю! До самого вечера планы мести были какими-то неопределёнными, а за ужином меня вдруг осенило включить" дуэнью", посмотреть что делает враг. Враг сидел за компьютером, уронив голову на руки. В камеру была видна большая часть экрана. А на экране.. Неужели? На экране был один из тех, строжайше запрещённых сайтов, где дети, то ли настоящие, то ли 3D модели изображены в позах "только для взрослых". Я когда-то читала, что, мужчины, случается, потеряв горячо любимую женщину, после похорон отправляются к проституткам. Наверно и этот... Неважно! Теперь  я знаю что делать! Я защелкала мышкой. Успела сделать десяток фотографий, до того, как Габриэль поднял голову, выключил компьютер и поплелся на кухню.
Едва дождавшись утра я скинула фотографии на флешку и отправилась в интернет кафе. Не самое близкое к дому, а подальше, в центре города. Написать текст заняло несколько минут. Слова сами текли из под пальцев. Потом, воспользовавшись "Бдительным Гражданином", я послала письмо с парочкой самых четких фотографий на адрес полиции, администрации университета и, немного подумав, нашему управдому. Хорошее все-таки нововведение "Бдительный Гражданин". Электронная почта, не имеющая пароля, с которой каждый может отправить анонимную жалобу на любой адрес. Можно было, конечно, сделать это из дома, но береженого бог бережет. Несколько дней ничего не происходило. Я даже начала задумываться не написать ли еще раз и если да - то кому, но тут мне позвонил наш управдом.
-- Госпожа Анник! Как я рад вас слышать! Я только что вернулся из отпуска и сразу получил потрясающую.. нет, это слабо сказано, неимоверно ужасную новость о вашем соседе! Ах, госпожа Анник, просто язык не поворачивается рассказать такое, но я обязан, ведь нужно подумать о вашей безопасности!
Он со вкусом пересказал мне текст моего письма, добавив несколько подробностей собственного изобретения. Под конец он горестно вздохнул.
- Крепитесь, госпожа Анник! Понимаю, каково вам узнать, что рядом, прямо за стеной, живет чудовище, но крепитесь! Вспомните, что вы не просто слабая женщина, а бессменный секретарь нашего домового комитета! Сегодня мы, домовой комитет, войдем в логово монстра и потребуем немедленно освободить помещение. Мы очистим наш дом от тлетворного дыхания! Встретимся в 18:30. Бланки и печать комитета у вас, Анник? Захватите их с собой, пожалуйста. И крепитесь, крепитесь! Не забудьте запереть дверь, при малейшей угрозе звоните мне на мобильный!
Без четверти семь вечера представители домового комитета: председатель, казначей (опрятная пожилая дама с третьего этажа), секретарь (я) и ответственный за техническое состояние дома (крепкий парень, чемпион города по ММА) позвонили в квартиру Габриэля. Он был дома. Квартира была непривычно захламлена, посреди комнаты стояли неаккуратно заполненные коробки и пакеты.
- Проходите, господа, - Габриэль взглянул на нас довольно равнодушно. Простите за беспорядок, Анник, меня выгнали из университета, пришлось срочно забрать домой разные вещи. Чем обязан вашему посещению?
Председатель откашлялся.
- В связи с недавно выяснившимися обстоятельствами.. С выявленной вашей неблагонадежностью, как квартиросъемщика.. Ваше дальнейшее проживание в кондоминимуме объявляется нежелательным. Вам надлежит освободить помещение в течение сорока восьми часов. Хозяина квартиры уже уведомлен. Конечно, мы оповестим о вашей неблагонадежности любое лицо, которое обратится с запросом. Вот письменное уведомление о решении комитета, - председатель протянул листок с печатью, но, похоже, побоялся прикоснуться к руке Габриэля, и листок выскользнул на пол.
- Вот как? Боюсь, господа, что не смогу выполнить ваше требование. Я нахожусь под следствием по обвинению в растлении малолетних, мне нельзя менять адрес без разрешения полиции. Кроме того, все что находится в квартире - моя собственность. Мне нужно куда-то перевезти это все. А сегодня пятница. На носу выходные, я не успею ни получить разрешение, ни договориться со складом и перевозчиками.
Председатель покачал головой.
- Сорок восемь часов. Ну, хорошо, немного больше. В понедельник утром квартира будет опечатана. Как вы решите с полицией - ваши проблемы. Расходы по освобождению квартиры от ненужных вещей и ремонту домовой комитет возьмет на себя. У нас есть страховка для таких случаев. Всего доброго.
Мы вышли. Габриэль медленно закрыл дверь
Дома я брызнула на себя любимой "двойной ванилью" и решила сходить в кондитерскую за эклерами. Стараюсь не есть сладкого, но сегодня можно! "Меня выгнали из университета", "нахожусь под следствием", "в понедельник утром квартира будет опечатана". Такую победу нельзя не отпраздновать!
Возвращаясь с коробкой (гулять так гулять, взяла эклеры, «три шоколада» и «сливочные грезы») я сразу увидела Габриэля. Он висел на лестничной площадке. Привязал бельевую веревку к перилам лестницы этажом выше, принес табуретку из кухни.. Тело слегка раскачивалось, длинные ноги в начищенных  туфлях с негромким, мерным "тук-тук" ударялись о стену, рядом с моей дверью.
Вот я и пришла. На часах без семи четыре. По спине у меня начинают "бегать мурашки", они теперь всегда появляются, когда вхожу в дом до рассвета. Дело в том, что с полуночи, до третьих петухов на лестничной площадке висит призрак. Мерцающая полупрозрачная верёвка привязана к перилам лестницы. Длинные, полупрозрачные ноги ударяются о стену рядом с моей дверью с вполне реальным, громким мерным стуком. От мерзкого, всепроникающего «тук - тук» не спасают ни беруши, ни наушники, ни телевизор, ни сон. Я выхожу из дома до полуночи, возвращаться тоже стоило бы на несколько минут позже, чтоб не слышать этого стука, но каждый раз глупо надеюсь, что призрака кто-нибудь прогнал или он сам вдруг передумал здесь болтаться. Впрочем, встреча, как говорится, коротка, ровно без пяти четыре издалека доносится петушиный крик. Призрак теряет четкость очертаний, распадается на мельчайшие комки тумана и исчезает до следующей полуночи. Путь свободен, теперь – душ и постель. Признаюсь, я немного нарушаю закон. По вечерам грею воду дольше разрешенного времени. Понимаю, что поступаю аморально, но когда приходишь с ночной прогулки, так хочется погреться под теплой водой! Конечно, приходится реже включать плиту и стиральную машинку, чтоб никто не заметил перерасхода электричества. Когда наступит зима и согреться, вернувшись домой, станет по настоящему трудно, придется избавится от призрака. Святая вода бывшего физика-теоретика не берет, я проверила, но есть много других способов. У меня уже собралась целая папка статей и советов с сайтов о потусторонних явлениях. К зиме я избавлюсь от этих останков на лестничной площадке и перестану ходить каждую ночь смотреть на поезда, несущиеся из мест о которых я ничего не знаю, в города, в которые никогда не попаду.
Золотая лань

После армии в четверг.

Детскую площадку на улице Ха-Боним, ту что между аптекой и почтой, знают абсолютно все местные жители. Но не все знают, что если обойти здание аптеки, спуститься по незаметной среди зелени крутой лестнице и еще немного пройти по тропинке между двух заброшенных на вид домов то можно выйти еще на одну площадку, гораздо более интересную. Устроили ее, видимо, лет сорок назад, когда дома были новыми, а аптеки не было в помине. Кто-то из владельцев квартир любил и умел работать с деревом: на площадке, кроме обычных качелей и горки были устроены деревянная крепость для лазанья, танк, армейский джип и какие-то не очень узнаваемые, но забавные существа из бревен. В углу площадки лежали крупные деревянные кубики и просто ошкуренные куски дерева. Возле стены дома торчала труба с краном, из которого можно было наполнить водяные ружья. Навеса над площадкой не было, но старые деревья, напитанные водой из подтекающего крана разрослись и давали густую, приятную тень.

Теоретически, в неухоженной траве вокруг площадки могли водиться змеи, в щелях крепости - прятаться сколопендры или даже скорпионы, о деревяшки можно было занозить руку.. Но трое мужчин, приходивших сюда почти каждую субботу были не из тех, кто оборачивает детей ватой, лишая радостей жизни. Лейтенант запаса-танкист, а в мирной жизни орнитолог Моти Егошуа приходил с худенькими шустрыми близнецами Галем и Офиком, неразличимыми, как две капли ртути. Лейтенанр запаса-сапер, в мирной жизни - программист Алекс Зицер приносил на плечах чудо чистой красоты: кудрявую синеглазую Ринат в розовом платьице. Сержант пехоты, автомеханик Иозеф Захор вел за руку плотненького серьезного мальчика Кубика. Никаких других гостей, ни детей, ни взрослых, на этой площадке не бывало. Во всяком случае субботними днями.

Под одним из деревьев стояла рассохшаяся, но еще крепкая скамейка, на которой можно было покурить, не дымя на подрастающее поколение, но и не выпуская мелюзгу из виду. На этой скамейке и располагались молодые отцы. Моти, похожий на медведя – раздолбая, (с ним надо пообщаться не меньше двух минут, чтоб распознать большого умницу) доставал из кармана мятых шортов пачку "Мальборо". Эстет и сноб Алекс, похожий на Джеймса Бонда из старых фильмов, аккуратно разворачивал укутанную в рисовую бумагу японскую трубку-кисэру. Крепкий, кряжистый Иозеф курил оранжевую штуковинку, похожую на компьютерную флешку. Аромат дыма смешивался с ароматом цветов кариссы, мушмулы, жимолости. Беседа текла легко и свободно.

- Вот вы говорите культурный контекст, - Алекс вложил в свою японскую трубку горошину греческого табака и затянулся с задумчивым видом. Собеседники спокойно ждали, слов «культурный контекст» никто не произносил. Дети о чем-то живо спорили, скучковавшись возле деревянного джипа, но, кажется, тоже не о культурном контексте. Алекса это не смущало. Его история просилась наружу.
Думаю, - продолжил он, что культурный контекст – вроде знаменитого ружья в первом акте на сцене: когда-нибудь да выстрелит. К слову, со мной на неделе произошёл необычный случай, теперь сам не пойму что там стрельнуло и хорошо или плохо попало.. Короче, всю прошлую неделю, до четверга я был в милуиме, куковал под Метулой.. А в четверг довольно рано освободился и решил заехать, навестить брата. Он в мошаве, недалеко от Кирьят - Шмоны, там пол часа ехать.
- Брат неплохо живёт, если в четверг посреди дня не на работе, - хмыкнул Иозеф.
- Да, братец у меня занятный, - Алекс пыхнул трубкой, подбирая слова. Он себя назначил.. Как бы это назвать?
- Ответственным за видовое разнообразие сказочных существ, - выдал орнитолог Моти, который явно уже слыхал про брата.
- Во! Точно! Ответственный за сказочных существ, при том не за всяких, а за исконно-иудейских. Таких, которые здесь водились во времена Соломона Давидовича, упомянуты в Талмуде и описаны в Каббале. Он лет десять назад этим увлекся, обложился мутными текстами, арамейский выучил, раз в неделю стал ездить в Бар-Иланский универ, дискутировать там с каким-то таким же двинутым профессором. Потом его как будто швырнуло в другую крайность. Он отложил все книги, многое распродал, подался в хай-тек и лет семь как проклятый зарабатывал там деньги. В отпуск не ездил, больничных не брал, ничем, кроме денежных дел, не интересовался. Через семь лет новый поворот: бросил работу, нашёл подругу, знаете из девиц, которым важен личностный рост, купил дом в глуши и занялся выращиванием ядоа.
- Выращиванием чего?
- Вооот! Не чего, а кого! Ядоа или полевой камень это как раз и есть исконно-посконно иудейское сказочное существо. Человек, растущий из земли на длинном стебле, как зародыш на пуповине. Ночью он бродит вокруг основания стебля и не замолкая болтает на неведомых языках, а днем превращается в разноцветный камень и лежит тихо, обдумывает о чем ещё поговорить. Если верить Талмуду, Моти не перебивай, я сказал "если" верить талмуду, то в эпоху второго храма ядоа тут росли как морковка. Только ядоа рентабельней, каждая болтливая зараза - килограмм под семьдесят деликатесного мяса, а внутри - всего одна небольшая косточка, вроде персиковой. Если подержать косточку во рту - прозришь будущее. Если верить талмуду, Моти, я опять сказал "если", евреи не ели мяса полевых камней, но психотропной косточкой не брезговали. Вокруг ядоа много легенд накручено: что они притягивают к себе соки земли, поэтому рядом с ними все растёт как на дрожжах, а чуть подальше - сохнет и дохнет, что увидеть их может только любящая пара, что у ядоа четыре души: душа камня, растения, зверя и человека. Это все лирика, а если по существу, мой братец задался целью восстановить популяцию ядоа в Израиле. Ни косточек ни рассады у него, понятно, не было, так что он решил просто создать подходящую среду обитания, а ядоа уж как нибудь сами из корешков проклюнутся или ветром занесет. Купил, как я уже сказал, дом с запущенным садом, читал там деревьям каббалу при луне, тряпки.. в смысле благовония жег. Самое смешное, что у него на участке меняться таки начало что-то меняться. Деревья без полива зазеленели, трава в человеческий рост вымахала. А в соседней арабской деревне наоборот, все начало хиреть на огородах. Потом один ортодокс, из местных, повадился ловить брательника на улице и заводить разговор о том, что не подобает вызывать к жизни чуждые сущности.. Сказка начала становиться былью. Только братцу моему все не в радость. Приехал я, смотрю, от человека половина осталась: посеревший, похудевший, глаза тусклые. Его подруга ходит кислая. Собака у них, бордер колли, Лесси звать, воплощенная жизнерадостность, так даже она загрустила, хвостом еле мотает, смотрит жалобно, мол неладно с хозяевами, помоги, а?
Алекс бросил взгляд на детей, убедился что все в порядке, пыхнул трубкой и продолжил:
- Я бы, конечно, не полез не в свое дело, люди взрослые. Но Леське как откажешь? Сожрал обед, выпил с братом по рюмке и приступил с распросами. Брат: тык-мык и выложил. Не верит он на самом деле в своих ядоа.. Арабы верят, морду набить грозятся или похуже чего. Ортодокс верит, с экзорцизмом лезет. Соседи по мошаве не то чтоб верят, но слухи ползут. А сам он, горе сказочник, ночью в саду от комаров книгой Зоар отмахивается и думает не позвонить ли утром психиатру. Завис, ни туда ни сюда, болтается между сном и явью, дергается от всего, что люди болтают. Я послушал, покивал. Смотрю - темнеет уже. Говорю брату, - что-то у меня голова разболелась от твоих метаний. Надо воздухом подышать. А сам вспоминаю, как меня, ещё пацаном-подростком, на доисторической родине, друзья позвали праздновать новый год. Денег не было ни у гостей, ни у хозяев. Но мы с ещё одним парнем, художником, нарезали кружков из картона, нарисовали на каждом кружке портрет-шарж и верёвочку приделали. Получися елочный шарик с портретом для каждого. Я редко видел, чтоб подаркам так радовались. Вообще хороший праздник получился. Мне тогда стало понятно, что с чудесами все проще чем кажется. Входишь, как в дверь, в то настроение, в котором шарики рисуются и чуди сколько хочешь.. Свистнул я Леське и вышел в сад прогуляться. Идём с собакой по саду, а вокруг все странно выглядит. На земле лежит туман, густой как молоко. Чуть выше, на уровне глаз он редеет, но не до конца. Деревья и трава кажутся очень высокими и, как бы, текучими. Мягко так покачиваются, струятся, как морские водоросли в прибое, а не ветки на ветру, да и ветра никакого нет. Подходим к старой яблоне, а под ней человек стоит. Голый, лысый, белесый, будто из тумана сделанный. Из середины пуза шнур идёт, вроде пуповины у зародыша, петляет в траве и уходит под землю. Воздух вокруг звенит, жужжит непонятными словами, но человек на пуповине рта не раскрывает. Ну.. это сейчас я все так подробно все описываю. А тогда, в саду, как в боевой обстановке. Всю картину, целиком глазами выхватил, телефон из кармана выдернул, лысого этого - щёлк. Леське перепуганной командную, - Тихо! Сидеть! Не бойся, собака, это просто кот учёный у нас тут. Ядоа, похоже, испугался моего голоса. Отпрянул, бросился к яблоне, полез наверх.. Смотрю, пуповина уже не пуповина, а цепь, звенья золотистые, и с дерева на меня смотрит здоровенный котище, а в воздухе по прежнему непонятное бормотание как от десятка невидимых раций. Тут я по настоящему испугался, дернул Леську за ошейник и бегом в дом.. Ну его к хренам, думаю, сейчас всех ядоа тут перепорчу. Распрощался быстро с братом, наговорил что жена позвонила, попросила домой ехать, соседи сверху потоп устроили. Фотку показал на бегу, - вот, мол, смотри что у тебя на участке растет. Про кота ничего не сказал. Думаю, может, если брат будет уверен, что у него на участке вырос нормальный ядоа, то превратит его обратно? Или найдёт других, не поврежденных культурным контекстом. Маюсь теперь. Брат не звонил и мне ему звонить страшновато. Так вот..

Алекс выбил докуренную кисэру о скамейку и вложил новую горошину табака. Моти помял в сосискообразных пальцах пачку "Мальборо", вытащил очередную сигарету, вложил обратно, опять вытащил. Наконец пришёл к какому-то выводу. Зажег сигарету, с удовольствием вытянул дым и хлопнул Алекса по плечу.
- Слушай, я все понял. Ты зря волнуешься.
- Что ты понял?
- Насчет ядоа и учёных котов. Все в порядке. Ты просто наделил этого ядоа, а может всю популяцию, новым свойством. Они теперь могут превращаться в учёных котов. Раньше не могли, а теперь - пожалуйста. Я думаю, это хорошо! Их животная душа реализуется. Заодно, от диких кабанов смогут защититься.
- Ты действительно так думаешь?
- Конечно! Если они съедобные, без умения лазить по деревьям им никак.
Алекс пожал плечами. Если подумать.. Почему бы ядоа действительно не превращаться в ученых котов? Иногда. Тем, что выросли вблизи деревьев? Да пускай себе, если хотят!

- У меня тоже случилось необычное, - Моти уронил недокуренную сигарету и сразу достал новую. Собственно, даже не у меня.. У моей бабушки. Она, кстати, недалеко отсюда живет, даже дом похож на эти. Бабушка Лея родом из Украины, в Израиле оказалась сразу после Второй Мировой. Как у многих из ее поколения, жизнь у нее была такая, что в романе опиши  - не поверят, но она мало рассказывала. Верней - почти ничего. Дед был из Ирана. Скала старик, водитель грузовиков. До последних дней водил машину, успел увидеть правнуков.. Полтора года назад прилег вздремнуть после обеда и не проснулся. Совсем немного не дожил до ста лет, земля ему пухом. Бабушка сперва хорошо держалась. Старалась занимать себя чем-то, находила дела, много гуляла с помошницей. А зимой вдруг упала, запнулась за кресло у себя дома. Ничего не сломала, теплая одежда спасла, но после этого поскучнела, стала меньше двигаться, путаться в речи. Не то чтоб перестала узнавать близких, но начала задумываться, прежде чем назвать человека по имени..
В этот четверг я с утра мотался в милуим, а когда вернулся забрал Галя с Офиком из садика и заехал с ними навестить бабушку. Уже на лестнице пахло черным лекахом. В последний раз бабушка его пекла три года назад, когда пацаны родились.. А от самой бабушки пахло духами. Последний раз она так благоухала на мою свадьбу. Моя жена говорит, это какой-то очень редкий французский винтаж, выпущенный сразу после Второй Мировой. Последний раз бабушка так пахла на мою свадьбу. Ладно, духи, пирог. Сама бабушка как будто помолодела лет на тридцать! Она приосанилась, глаза стали ясными, речь – уверенной. В кресле не сидела, ходила по квартире, прибиралась, помощницу то и дело гоняла по хозяйственным делам. Мне даже вопросов задавать не пришлось. Бабушке самой не терпелось все рассказать.
В городке, где она жила в детстве, это было не местечко, а именно городок, со смешанным населением, бабушка с детства знала украинский и русский. Так вот, в этом городке жил мальчик ее лет, из еврейской семьи с которым бабушке и многим другим детям родители запрещали играть. Мальчик не ходил в школу и никогда нигде не появлялся до захода солнца. Вроде была у него какая-то редкая болезнь кожи и глаз. Впрочем, бабушке Лее, тогда мелкой девчонке, этот Реувен, так звали мальчишку, совсем не казался больным. Он был крепкий, шустрый, мастер на всяческие выдумки. Кроме того, он умел показывать фокусы: доставал монетку из пустой шапки, поднимал в воздух разные вещи, заставлял совсем незнакомых злых собак ходить на задних лапах. Лее было с ним интересно, родители следили не слишком строго, так что они с мальчишкой дружили, несмотря на запрет
Дядя Леи, родной брат отца, еще в 1905-м году уехал в Америку, неплохо там устроился, открыл обувную фабрику. Он довольно часто писал родителям и брату, присылал фотографии, пару раз даже доллары. В 1936-м, когда поиск шпионов-вредителей докатился до всех дыр, бабушкин отец закопал где-то все письма, валюту и фотографии, погрузил семью на телегу и перебрался в большой город, подальше от родных мест. Туда, где никто не знал ни его самого, ни про брата-американца. Лее тогда было двенадцать лет. Перед отьездом Рувен подарил ей колечко со странным, похожим на глаз хищного зверя камнем. Сказал, вроде бы смеясь, - Теперь ты посвящаещься мне этим кольцом. Потом добавил серьезно,-  Не теряй его, хорошо? Этот камень знает как меня позвать. Если тебе понадобится помощь я услышу и приду обязательно. Он надел бабке кольцо на палец и неловко поцеловал в щеку. Оставить кольцо на руке бабушка не решилась. Спрятала в своих вещах, иногда клала ночью под подушку, надевала только когда оставалась дома одна.
Когда началась война мой прадед, отец Леи, снова собрался запрягать телегу, бежать от встречи с немцами, но старики-родители и жена воспротивились. Родителей держали болячки, жену – творческая работа (билитершей в местном кинотеатре). Было решено всем остаться на месте («мы простые тихие люди, что могут немцы иметь против нас?»). Только Лею, к тому времени замечательно красивую семнадцатилетнюю девушку, отправили пожить у знакомой русской семьи в пригороде, от солдатских глаз подальше. В последнюю ночь, которую бабушка провела дома ей приснился Реувен. Повзрослевший, серьезный он сидел на краешке кровати и крутил в пальцах кольцо.
- Не расставайся с ним, пожалуйста, - попросил он. Без него сейчас тяжело. Я очень боюсь не успеть вовремя, если при тебе не будет камня. Когда Лея проснулась кольцо было у нее на пальце, хотя она не помнила, что надевала его ложась спать. Верней.. точно помнила что не надевала.
У знакомых Лея первое время жила почти открыто, в просторном, удобном флигеле, но когда в город вошли немцы пришлось переместиться в заброшенный сарай. Дочка знакомых, Нюра, девушка на год старше Леи, потихоньку приносила ей еду и рассказывала новости.
Сам город заняли немцы, а в пригороде расквартировали румынский полк. Во флигеле, где прежде жила Лея, поселился пожилой, усталый офицер медицинской службы. Дня через три он поймал Нюру за ухо и на неплохом украинском языке поинтересовался куда это она бегает каждый день с узелком. Девушка упала на колени:
- Я спрятала школьную подругу.. Не погубите, господин офицер!
Офицер понимал, что беготню с узелком кто-нибудь рано или поздно заметит, да и не выжить в сарае, когда похолодает. Он предложил спрятать Лею в подвале здания, занятого румынским госпиталем. Там, по крайней мере, теплей и никому не придет в голову искать прячущуюся еврейку.
Лея переместилась в каморку в подвале госпиталя. Ранним утром, перед своей сменой, военврач приносил ей воду и сухари и выносил старую солдатскую каску, служившую туалетом. Однажды он предупредил Лею, чтоб сидела особенно тихо и была готова переметнуться в другое место. Один из фельдшеров, похоже, видел его с каской в руках и что-то заподозрил. Однако менять место не пришлось. Вечером того же дня фельдшер был убит. Он возвращался к себе на квартиру после смены и зачем-то свернул с людной улицы в темный переулок. Там, в переулке, его и нашли – со свернутой как у куренка шеей и без каких-либо следов вокруг. Немецкий военный следователь уж на что всего навидался, но побледнел и перекрестился от такого зрелища. 
Тем временем в госпитале исчезла одна из уборщиц. Черт ее знает куда подевалась. Пришла, нанялась на работу, несколько дней добросовестно терла полы и выносила судна, а потом – как корова языком слизнула. Для бабушки и ее спасителя это был шанс, пан или пропал. Военврач принес Лее бесформенный халат, ведро и тряпку и выписал пропуск на украинское имя пропавшей уборщицы. Вооружившись этим пропуском пошел с Леей в комендатуру, попросил помочь работящей девчонке у которой украли документы – восстановить паспорт или выписать временное удостоверение личности. Удостоверение Лее выписали, но из комендатуры не отпустили. «Работящая украинская девчонка» была посажена под замок вместе с почти сотней других украинских подростков, в основном девушек, и ближайшим специальным поездом отправлена на работу в Германию. Лагерь для острабайтеров, куда она попала был ужасным местом, но все же не концлагерем. Весной 1945-го лагерь оказался под юрисдикцией англичан. На Лею обратил внимание капитан британской армии. Красивый мужчина, герой войны, он красиво ухаживал, красиво предложил руку и сердце. Тут даже твердо стоящая на ногах женщина не устояла бы, а у Леи и выбора не было. Ее семья была убита, ее страна обьявила бы ее предательницей, вражеской подстилкой, вздумай она туда вернуться.
Лея вышла замуж, вернла себе в новых документах настоящее имя, и уехала в Англию дожидаться демобилизации мужа. В Иорке она провела прекрасный год. Квартира мужа после бараков трудового лагеря показалась дворцом. Лея окрепла, стала спокойней, из костлявой тени вновь превратилась в красавицу. Она старательно изучала язык, записалась на курсы медсестер, научилась и полюбила одеваться в английском стиле. Любящий муж писал романтические письма, обещал вскоре приехать и всю жизнь носить на руках. Через год он действительно демобилизовался, но оказался совсем не рад произошедшим в жене переменам. Ревность, дикие подозрения, скандалы на пустом месте начались почти сразу. Пока дело ограничивалось словами Лея пыталась «притереться». Когда муж отвесил ей оплеуху – молча пошла собирать вещи. Муж схватил ее сумочку, вытряхнул оттуда ключи, прокричал:  «Захочешь меня оставить – убью!!» и вылетел из дому, заперев за собой дверь. Что он собирался делать дальше: действительно убить жену или держать ее под домашним арестом осталось неизвестным. Утром следующего дня его тело, со свернутой как у куренка шеей было найдено в безлюдном переулке, недалеко от ближайшего паба. Никаких следов вокруг не было. Полицейский инспектор, немолодой ирландец, уж на что всего навидался, но побледнел и перекрестился от такого зрелища.
Добрая Старая Англия почти ставшая домом показалась теперь Лее чужой и холодной. Закончив курсы медсестер она совершенно законно, как еврейка пережившая катастрофу, оказалась в подмандатной Палестине. У нее даже было при себе кое-какое ценное имущество: пара лаковых туфель, флакон французских духов и кольцо с камнем, похожим на глаз хищного зверя.
Было начало марта. Через несколько дней после Леиного приеза расцвели апельсины. В маленькой больнице в Яффо, где Лея нашла работу, аромат апельсиновых цветов пробивался сквозь медицинские запахи, напоминал о весне, отвлекал от работы.. Сразу после дежурства Лея пошла смотреть на цветущие деревья. По дороге к апельсиновой роще ее кто-то окликнул. Она обернулась. Реувен! Живой!! Они отправились дышать апельсиновым цветом вместе, держась за руки, как малыши. Гуляли, рассказывали друг другу о том что с ними было, обнималсь все крепче. Апельсиновая роща неожиданно оказалась огромной, безлюдной, полной удивительных трав и цветов. Когда совсем стемнело, Реувен бросил свое пальто на мягкую траву. Любить друг друга было естественно и необходимо, как дышать.
На рассвете Лея тихонько встала, потянулась еще раз к цветам.. И очнулась. Был ранний вечер, только что закончилась ее смена в больнице. Она вышла пройтись и, похоже, задремала стоя. Хорошо хоть к дереву прислонилась. Никакого Реувена рядом не было, апельсины действительно цвели и умопомрачительно пахли, но роща была совсем маленькой, просто кучка деревьев у дороги, фантастических трав в ней не водилось.. Кстати, весь сон, если верить ее часам, занял минут пять..
- С тобой все в порядке, милая?,- на дороге, рядом с Леей, остановился раздолбанный грузовик, усатый водитель уставился на нее с неподдельной озабоченностью. Мне издалека показалось, что тебе стало нехорошо, за дерево держишься. Может подвезти? Ты воду пила?

- Так дед с бабушкой и познакомились, - улыбнулся Моти. У них все очень быстро сложилось, почти как с Реувеном во сне. К концу месяца бабушка поняла что беременна. Для нее это было чудом, после всего пережитого она боялась, что не сможет иметь детей. Для деда ребенок от любимой женщины был чем-то само собой разумеющимся.. Поженил их один раввин-анархист, которому дед как-то бесплатно привез стулья, шкаф для свитков торы и еще какие-то синагогальные бебихи. Доказательством еврейства в те времена не заморачивались. В свой срок родился мой папа. Они хорошо жили, дед и бабушка, дружно. Правда, детей больше не было, хотя оба хотели.

- Дня три назад, рассказывала бабушка, Аня, помошница, чтоб меня расшевелить вынула шкатуку с украшениями. Там лежало это кольцо! Видишь, не сломалось, не потускнело, как новое! Я его надела и сразу настолько лучше себя почувствовала! А вчера, ты не поверишь, мне позвонил Реувен!! Не сон, не наваждение.. Живой, в здравом уме, даже живет в этом городе!! Он сказал, что придет в гости и расскажет как меня нашел!

Я сперва здорово напрягся. Уж очень невероятная история. Потом подумал: еще менее вероятно, что кто-то узнал о фантазиях моей бабушки и задумал мошенничество.. Собрался остаться у неё подольше на всякий случай, но мальчишки устали, да и бабушке, явно хотелось нас выпроводить и пообщаться с другом детства без внуков и правнуков. Вобщем, я попросил бабушкину помощницу приглядывать, если хоть что-то покажется подозрительным - сразу звонить мне и распрощался. Когда мы с пацанами вышли от бабушки ее гость как раз приехал и шел к дому от автомобильной стоянки. За ним шел помощник-филипинец. Реувен не казался моложе своих лет, нет..  поддельным стариком он не выглядел. Он выглядел человеком, для которого возраст вообще не имеет значения. Помнишь, Алекс, ты давал мне почитать эту странную книгу, про Сатану в Москве? Она мне почему-то вспомнилась.. Вдруг показалось, что филипинец почтительно несет за Реувеном шпагу. Асфальтовая дорожка между стоянкой и домом шла мимо клумбы, на которой работала вертушка-поливалка. Вода натекла на асфальт, Реувен ступил в лужицу. Я как раз с ним поровнялся и увидел мокрые следы от его ног. Это были птичьи следы. Вроде следов казарки, только большой, размером со страуса. Так они выглядели первую секунду, а потом на глазах менялись, превращались в обычные следы ног. Реувен взглянул на меня и мальчиков, подмигнул, помахал рукой как добрым знакомым, и вошел в бабушкин подьезд.

Мужчины помолчали, переваривая рассказ.
- Знаешь, Моти, - задумчиво сказал Алекс, мне кажется у твоей бабушки все будет не просто хорошо, а.. так как надо.. Не знаю как объяснить.
Моти  согласно кивнул.

Еще несколько колец дыма были выпущены в молчании, затем заговорил Йозеф.
- Я, господа офицеры, - начал он, тоже неделю провел в милуиме, на юге, под Димоной, а в четверг, когда освободился, завернул, по дороге домой в киббуц в котором прожил семь лет, поглядеть как чего, навестить знакомых. В киббуц, в ульпан, недавно приехала одна пара по фамилии Кружечки. Мои земляки, из Чешских Будейовиц. Оба - люди искусства. Петер Кружечка подрабатывал барабанщиком в пивной на Манесовой улице, а ещё играл панк рок в каком-то оркестре. С панками он потом разругался, мол, музыкальный вкус у них грубый и редко моются, но привык выкрикивать, когда барабанит, такие слова, что выгнал всех посетителей и из той пивной где подвизался, и из винного погребка напротив. Его жена, Анелька родом из Писека. Окончила там три класса художественной школы и работала натурщицей у одного абстракциониста. А когда вышла замуж и переехала в Будейовицы открыла рисовальные курсы в студии на Жижковой. Пообещала клиентам, что будет делать упор на изображение обнаженной натуры, а вынесла им эту греческую тетку без головы и без рук, забыл как ее звать, да еще прикрытую передником...
Вобщем, когда денег совсем не стало, Анелька вспомнила, что ее бабка была внучкой одного пражского раввина, о чем имелись бумаги и, даже, нашелся дагерротип бабки в младенчестве, на руках у робота, которого этот раввин собрал буквально из глины и палок. Кружечки перебрались в Израиль, получили тут какую-то стипендию для деятелей искусств, но сперва дела у них пошли туго. За первые полгода в Израиле они нажили только одноглазого бездомного кота, который к ним прибился в киббуце. Этот кот им и помог. Когда случилсь очередная заварушка и наш киббуц обстреляли, ну, юг, сами знаете, ребята так испугались, что не могли пошевелиться. В бомбоубежище не пошли, сидели в комнате, да смотрели разинув рот, как в открытое окно влетает здоровый осколок и приземляется точнехонько в кошачьем лотке. Кот подошел к осколку, понюхал, и насрал на него сверху. Коты так делают иногда, чтоб показать презрение к противнику. Может он хотел успокоить хозяев, может сам перепугался, но добротно наложил, с горкой. Тут пани Кружечкова спокойно встает, будто не дрожала минуту назад, как осиновый лист, фотографирует телефоном осколок с горкой дерьма и посылает мужа добыть ей паяльник и собрать по киббуцу еще осколков если где валяются. И такой у них творческий подьем случился, доложу я вам, господа офицеры.. Стали собирать осколки снарядов где только можно, украшать их, когда завитушками, навроде кошачьего дерьма, а когда и древней символикой, приделывать ушки, как для кулонов и продавать европейским туристам за неплохую цену. Особенно хорошо берут миротворческие делегации. Обязательно купят по кулону на каждого, сколько не запроси. Ну, ребята пока в киббуце остались, обжились, сняли дом, коту купили ошейник от блох и новую миску...

Старший сержант затянулся из своей оранжевой флешки, выдержал паузу,  убедился что товарищи внимательно слушают и продолжил:
- С новым ошейником, правда, случился проляпс. Никак не удавалось его надеть. Глазами смотришь - ничего не мешает, а рукой чувствуешь, будто что-то накручено на кошачью шею и не даёт застегнуть пряжку. Снова смотришь - вообще ничего, даже шерсть не примята! Ребята попробовали пару раз и отступились. Очень уж это странно, страшновато даже. Так бы кот продолжал гулять без обновки, но в киббуце, возле столовой, поставили книгообменную полку. Знаете такую: клади что не надо, бери что нравится, сейчас их везде ставят. На этой то полке Анелька Кружечкова однажды углядела то ли книжку, то ли тетрадку.. На вид очень старую, в сафьяновом переплете. Название затерто, только и можно прочесть "аль-Шем ов он". Внутри текст тоже не очень сохранился, так, куски текста на иврите, но написаны потрясающе красивым узорным шрифтом, каждая буква - готовый эскиз украшения. Пани Кружечкова принесла сокровище домой, потренировалась перерисовывать буквы карандашом на бумагу, но этого ей показалось мало. Достала золотую краску, кисть, поискала что бы расписать, и как раз ей под руку подвернулся ненужный ошейник. На нем и вывела завитушки. Кот, пока она рисовала, отирался у нее под ногами, она возьми и попробуй еще раз надеть ошейник на него. На этот раз никакой помехи не чувствовалось, пряжка сразу застегнулась как надо. Кот довольно замурчал и на глазах начал расти, ошейник с ним.. Зверь дорос до размеров леопарда, степенно вышел во дворик и со второй попытки залез на ближайшее дерево. Тут стало видно, что на нем болтается какая-то веревка, или цепь золотистого цвета. Выходит из под ошейника, проходит под пузом и срастается с древесным стволом.Так теперь этот котяра на дереве и живет. Жрать, понятно, стал больше и бормочет беспрерывно, зато в дом не лазит и не гадит нигде. Под деревом еще зверьки какие-то мелкие завелись, вроде мышей, только бегают на птичьих ножках. Кота мне земляки показали.. Зрелище! А зверушек не видел, прятались. Так вот оно.
Иозеф замолчал и снова затянулся из флешки.

- Папа, мы укакались!,- Галь и Офик незаметно материализовались рядом с Моти и тянули его каждый за ближайшую руку  .
- Папа! Я не могу гулять на закаканной площадке! Пойдем домой, там оладушки! Ринат потянула Алекса сразу за обе руки. Мордочка и платье у нее были совсем не такими чистыми как утром, но красоту это не портило.
Кубик никого никуда не тянул. Он тихо устроился поспать на дорожке.
Детям пора было домой.. Мужчины пожали друг другу руки, подхватили отпрысков, игрушки и отправились восвояси, а кривоватая лестница и тропинка между домов подернулись паутинкой и исчезли, растворились в солнечном свете и горячем летнем воздухе, незаметные ни для кого, кроме тех, кого площадка сама хотела бы видеть.