?

Log in

No account? Create an account

Меч лесных духов. Китайская сказка.

« previous entry | next entry »
May. 15th, 2019 | 08:36 am

Произошла эта история в самом начале "Эпохи воюющих царств". Чудесным весенним днем князь одной из провинций объезжал, в сопровождении свиты, свои владения размышляя, не следует ли, отбросив ложную скромность, перестать именоваться князем и назначить себя царем. Неожиданно его раздумья были прерваны веселой песней не совсем пристойного содержания: через рощу мимо которой проезжал князь шли в обнимку мужчина богатырского сложения и женщина, изящная как танцовщица. Мужчина пел, время от времени пение прерывалось смехом и поцелуями.
- Привести их сюда! - велел князь.
Парочку тотчас привели.
Правитель смерил певца взглядом, от которого подданные, случалось, лишались чувств и строго спросил:
- Кто ты такой? Кто эта женщина, позабывшая о скромности? Почему вы бродяжничаете в такой час, когда все честные люди трудятся в поте лица?
- Меня зовут Лю Цзин, Ваше Сиятельство, - ответил мужчина почтительно, но без страха. Со мной моя жена. И я как раз работаю. Пою в садах и рощах, мои песни способствуют росту деревьев.
- Способствуют росту деревьев?
- Да, Ваше сиятельство. Я обучался в северных провинциях, знаю языки растений и поэзию лесных духов.
- Значит ты целыми днями бродишь по садам и рощам и песни поешь? Этот наглый певун отчего-то очень не нравился князю.
- Именно так, Ваше Сиятельство.
- Ты говоришь, что получил образование.. Почему не пытаешься стать чиновником?
- Зачем, Ваше Сиятельство? Моя работа прекрасна и я вижу от нее пользу. Таких персиков, слив и померанцев, как в наших краях Вы больше нигде не найдете! Владельцы садов щедро платят за мой труд и мы с женой ни в чем не нуждаемся.
- Не нуждались, хотел ты сказать! С этого дня я запрещаю тебе или кому либо разгуливать днем в отдалении от мест общего труда! Кто нарушит - под арест. Писарь, запиши!
Сказав так, правитель снова смерил высокомерным взглядом нахального певуна и пришпорил коня.
Осенью, князь, переименовавшийся таки в царя, снова объезжал свои владения.
- Интересно, где тот бездельник, что пел в рощах? - подумал он вслух. Небось помер уже с голоду.. а еще образованный человек.. Эй, кто там, писарь? Навести справки!
Слуги бросились со всех ног и быстро отыскали дом Лю Цзина.
Дом был не велик, но нуждой там не пахло. Певец и его жена смеялись и обнимались у себя в саду ничуть не хуже, чем в роще.
Выслушав доклад правитель скривился, как от несваренья желудка, и приказал: «привести негодяя!». Приказ немедленно исполнили
- Как ты зарабатываешь себе на жизнь? – грозно вопросил правитель
Певец поклонился, по прежнему без страха.
- Ваше Величество, выяснилось, что мне совсем не обязательно обходить сады. Я немного переделал свои песни: сделал ритм более энергичным, добавил мелодию и оказалось, что они работают на расстоянии многих лиг. Фрукты в нашей провинции по прежнему лучшие в мире, а владельцы садов по прежнему ценят мой скромный труд.
- Что ж певец.. с этого дня я запрещаю выращивать в нашей провинции фруктовые деревья! Вон отсюда, наглец! Писарь, запиши!!!
Год спустя конная кавалькада во главе с правителем проезжала по столице провинции. Возле книжной лавки правитель заметил знакомую богатырскую фигуру. Лю Цзин преспокойно покупал какой-то свиток. Рядом стояла его жена у которой заметно округлился живот.
- Привести мошенника! - скомандовал правитель
Когда певца привели правитель уставился на его так, что казалось вот-вот прожжет дырку.
- Говори правду, негодяй! С чего ты кормился весь этот год?
Певец поклонился, как всегда невозмутимо.
- Когда я кланялся Вашему Величеству после нашей прошлой встречи, то увидел на земле драгоценный камень. Один из тех, что украшают ножны и рукояти мечей Вашего Величества и ближайших сподвижников. Мне показалось, что Ваше Величество раздражены и не захотите продлевать аудиенцию, поэтому я просто поднял камень и отнес ювелиру. На вырученные деньги мы с женой жили весь год и даже немного помогали соседям. Жизнь в нашей провинции, стала тяжелей с тех пор как запретили выращивать фрукты.
- Ты просто украл драгоценный камень! Да я сейчас велю тебя казнить!! Впрочем - нееет..
Лицо правителя покрылось красно-фиолетовыми пятнами, кулаки сжались, но внезапно он успокоился и почти облизнулся.
- Знаешь, певун, я не могу тебя сейчас казнить. Моего палача вчера хватил удар, так что казнь совершить некому, место вакантно.. Я подумал – почему бы тебе не занять эту должность? Место хорошее: твердое жалование, почти полное содержание, только оружие за твой счет. Премии за каждую казнь.. Согласишься – отменю запрет на выращивание фруктов, откажешься – пойдешь в темницу, вместе с женой на сносях.. Так как?
- Согласен, Ваше Величество. Мне только потребуется три дня, чтобы достать себе оружие.
Через три дня правителю доложили, что новый палач занял служебную квартиру, а еще через месяц – что ни одного прошения о премии за совершенную казнь подано не было.
Правитель открыл было рот, чтоб велеть привести палача, но передумал и самолично отправился в тюрьму. Посмотреть что происходит. 
Хитроумная система из плоских и выпуклых зеркал позволяла, находясь в кабинете начальника тюрьмы видеть то, что происходит в камере смертников. Системой давно не пользовались. Правитель протер верхнее зеркало рукавом, чихнул, разгоняя расплодившихся в щелях многоножек и вгляделся в изображение. В камере, при свете факела, палач беседовал с глазу на глаз с приговоренным – совсем молодым парнем, почти мальчишкой. Палач что-то сказал. Мальчишка покачал головой. Палач погрозил деревянной палкой. Мальчишка пожал плечами. Палка покрылась свежими зелеными листьями. Палач вытащил кинжал, разрезал веревки на руках и ногах приговоренного и повел его куда-то наружу. 
Правитель выругался сквозь зубы, подобрал полы халата, и, не дожидаясь ни начальника тюрьмы, ни собственной свиты побежал к лестнице ведущей вниз, к камерам.
Палач нашелся в одном из нижних коридоров тюрьмы.
- Вор, негодяй, собачья голова!! – закричал правитель. Что ты делал весь этот месяц?! Отвечай, а не то..
Палач-певец как обычно несуетливо поклонился.
- Ваше Величество, весь этот месяц я честно выполнял свои обязанности.
- Что?? И где же казненные преступники?
- Ваше Величество, вы сами сказали, что оружием я должен обеспечить себя сам. Я обзавелся тем, что лесные духи называют «мечом правосудия». Вырезал на деревянном посохе особые иероглифы. Если человек, с которым я заговорю держа в руке этот меч, не совершил никакого зла, то дерево выпустит зеленые листья. Из тридцати человек, которых я должен был казнить с момента вступления в должность, не было ни одного, при ком бы листья не появились. Я отпустил этих людей, как еще поступать с невиновными?
- Ты что же, хочешь сказать, что в тюрьме нет никого, заслуживающего казни?
Палач посмотрел на свою палку.. Впрочем, это была уже не палка, а самый настоящий, отлично отточенный меч.
- Ваше Величество, меч правосудия утверждает, что такой человек – вы.
Правитель вдруг понял, что стоит в пустынном коридоре, один на один с человеком которого многократно пытался уничтожить и человек этот вооружен..
То ли Кун-Цзы попутал певца Лю, помешал укоротить "законного" правителя на бесполезную голову, то ли никто не попутал, а просто волшебный меч действует не так как обычный.. Начальник тюрьмы, слуги и охранники нашли правителя через несколько минут. Правитель лежал без чувств, неподалёку валялась деревянная палка. На теле правителя придворный врач не нашёл ни царапины, тем не менее привести его в чувство удалось далеко не сразу. Очнувшись, правитель остался каким-то безучастным ко всему, утратившим жизненную силу. Он подписывал что приносили, ел что подавали, но сам ничего не желал, все дни проводил греясь у жаровни, катаясь в тёплый халат и глядя в одну точку. Не помогли ни окуривания, ни иглоукалывания, правитель все слабел и через несколько недель скончался.
Его приёмник, как обычно бывает с правителями, оказался ещё хуже предшественника.
Запрет на выращивание фруктов отменить позабыли. Провинция перешла на выращивание риса, упоминания о садах сохранились только в старых летописях, впрочем и летописи, в большинстве своем, погибли в перипетиях Эпохи Воюющих Царств. 
Лю с женой успели исчезнуть из провинции. Осели они где-нибудь или странствовали, сохранил Лю способность пением способствовать росту деревьев или нет, передал ли свой дар потомкам – кто знает. Впрочем, персики, сливы и померанцы, которые хочется назвать лучшими в мире иногда вырастают то здесь, то там.

Link | Leave a comment | | Flag

Comments {0}