?

Log in

No account? Create an account

Паутина

Feb. 6th, 2018 | 11:25 pm

- ДАРАГОЙ КРЕСНЫЙ Я СИГОДНЯ НАЧИЛАСЬ ПЫСАТЬ. БУКВАМИ. ПИШУ ТИБЕ. КАК ТЫ ПАЖИВАИШЬ?
ПАЗДРАВЛЯЮ С НОВЫМ ГОДОМ!
ГУНИЛА
- Дорогая Гунилла,
Я очень рад, что ты научилась писать. Думаю, что раз ты так замечательно умеешь выводить буквы то и читать их тебе будет совсем не сложно. Теперь мы можем переписываться. Давай будем писать друг другу перед каждым новым годом, рассказывать что интересного произошло с нами за год, и обмениваться добрыми пожеланиями. Согласна? За этот год я успел проплыть на плоту по реке полной огромных крокодилов. Они лежали спокойно, как бревна и дышали открытыми ртами, потому что день был очень-очень жаркий. Во рты к ним залетали маленькие разноцветные птички, они таскали застрявшие между крокодильих зубов остатки еды.
После крокодильей реки я уехал в северный город Рейкявик. В этом городе мне ни разу не пришлось зажигать вечером свет потому что с неба не исчезало северное сияние. Это очень красиво, как будто по всему небу разбросали светящиеся зеленые кристаллы. При свете северного сияния вполне можно читать, но все вещи и люди выглядят так, как будто находятся глубоко под водой. Возле моего дома в Рейкявике жил огромный бурый медведь. По вечерам он приходил шарить в мусорном ящике – проверить что вкусного туда положили вкусного. Если еды было мало, то он аккуратно стучал в мою дверь. Я каждый день покупал овсяное печенье – в Рейкьявике оно самое замечательное на свете. Когда медведь стучался ко мне я делился с ним печеньем.
Сейчас я в дороге, еду в удивительный восточный город Петру, обязательно напишу тебе обо всем что там увижу.
Хорошего тебе года, дорогая крестница, желаю расти большой и получить на Новый Год и на день рожденья множество подарков.
P.S. Купил специально для тебя открытку. Надеюсь понравится.
Твой крестный.
Писать крестному было не легко. Верней, Гунниле вообще трудно давалось писание писем, хотя время от времени какой-то узел в ней развязывался и слова начинали выстраиваться легко и непринужденно. Но писала она каждый декабрь, не пропуская. Рассказ о том, что произошло за год и довольно абстрактные добрые пожелания в конце. Крестный тоже писал всегда. «Дорогая Гунилла, пишу тебе из охотничьей избушки в тайге/ из бедуинского шатра/ с небольшой фазенды, недалеко от Бразильского города Сальвадор да Баия...» Всегда необычный рассказ (Гунилла не верила, но все равно интересно, как будто получаешь письмо от барона Мюнхгаузена), яркая открытка и, если Гунилла в своем письме решала поделитья какими-нибудь своими проблемами, то парочка вполне дельных, но потерявших за год актуальность соображений.
Тридцать лет. Тридцать писем, начиная с самого первого.
В этом году письмо Гуниллы должно было быть таким:
- Дорогой крестный,
Прошедший год загнал меня в глубокую задницу, в отвратительный унылый городишко. Меня вышвырнуло сюда как обломок после крушения большой и чистой любви.. Прости, подробности рассказывать не хочется. Я работаю здесь на отвратительной унылой работе, живу в отвратительной унылой квартире размером с мышеловку, сил что-то менять сейчас совсем нет. Подруги и родственники смотрят на меня нежно, как кошки на сметану и с наслаждением тянут «мы же тебе говорили». Ты, крестный, единственный кто пока не говорил мне эту фразу. Ты упоминал в письмах, что бываешь в здешних местах. Может быть мы могли бы встретиться. Очень хочется увидеть хоть одно человеческое лицо. Впрочем, если предпочтешь не встречатся я пойму. Желаю тебе всего наилучшего в новом году. Твои последние письмо и открытка были заечательными.
Твоя Гунилла.
Впрочем ничего подобного Гунилла не написала. Внутренний цензор выдал стандартный причесаный текст, в котором вскользь упоминалось что «уходящий год был непростым» и «сейчас я живу в городе, о котором много читала в твоих письмах».
- Дорогая Гунилла,
Что бы не загнало тебя в мой городишко, я чертовски хочу увидеть твою мордаху живьем. Больше ничего пока не пишу, поговорим при встрече. Как насчет вечера среды? В конверте визитка с моим телефоном и прочими координатами.
Твой крестный.
Вечер среды выдался ветренным и промозглым. Гунилла вошла в паб «Единорог и Лев». Заозиралась в полутьме. Крестного она не помнила. В памяти всплывали фразы из писем и какие-то совсем-совсем давние подарки: огромная трехярусная коробка с акварельными красками, кукла-индеец в ярких бусах.. Ни лица, ни фигуры.. Смутно, тенью – руки, сворачивающие то ли куклу из носового платка, то-ли лягушку-попрыгушку из бумаги..
От барной стойки навстречу Гунилле поднялся дряхлый старик. О, господи.. Читая о горах, морях, медведях она представляла человека в расцвете лет... или, по крайней мере, моложавого. А здесь.. какие моря и горы, ему бы не помереть посреди паба.. Руки дрожат, голова дергается, один глаз – красный и слезящийся неприятно бегает, второй - видимо искуственный, неподвижен и косит в сторону. Бороденка жидкая, беленькая. Остатки волос на голове собраны в косичку толщиной с мышиный хвостик. Одежда – видавший виды костюм цвета сливочного мороженого, жуть как не подходящий к сезону.. Поцеловать крестного Гунилла не смогла, ограничилась каким-то неопределенным приветственым хмыканьем.
Старикан ухмыльнулся.
- Давай-ка по рюмочке местного ликера, крестница, и пойдем прогуляться. Давненько не показывал никому город. Погоди, не сбегай сразу. Сбежать сможешь и после ликера..
Пошло все к чертовой матери! Вечерок будет омерзительным, но хоть не тоскливо-серым, как череда предидущих. Прогулочка под ледяным ветром? А, пусть! Надолго старпера не хватит. Гунилла понюхала ликер, лизнула и опрокинула в себя залпом, как лекарство.
Крестный неспешно допил свою рюмку, махнул барристе.
- Два ликера запиши на мой счет. И погоду подправь, не жадничай. Еще чуток. Пошли, дорогая. Разомнем ноги.
Погода заметно улучшилась. Ветер утих, потеплело. Снег – полчаса назад острый у кусучий стал тихим и мягким, вокруг фонарей, в кронах деревьев засветились маленькие приглушенные радуги.
- Знаешь , крестница, что самое главное в городе?
- Что?
- Паутина. Если не нравится слово - найди другое, не важно как назвать. Капилляры, связи, игра теней.. каналы в другое измерение.. сказочная подкладка соединяющая город с прочим миром. Если ты ее видишь - в городе можно жить, если нет - он будет набором пустых коробок, смесью тюрьмы и свалки. Есть люди которые отлично живут и без этой подкладки, но мы не из них. Есть города, в которых игру теней видишь сразу, с первой прогулки. Есть те, что прячут ее годами. Есть места, где в одиночку вообще не справится.. Пойдем, посмотрим, что у нас здесь .
Они двинулись вперед. Перешли дорогу, обошли лужу, спустились по какой-то лестнице.. Вышли на улицу застроенную довольно обшарпанными зданиями стиля баухаус.
Крестный остановился, оглянулся по сторонам.
- Надо бы свернуть отсюда.. мне немного не по себе становится от этих зданий.
- Не нравится стиль?
- Не в том дело. Рассказать историю здешнего архитектора? Я вижу здесь ее. Басим аль Бади. Чертовски талантливый был парень, да что там, гениальный. Родился в 19 веке, в Бухаре. Мальчишкой изучил город как свои пять пальцев, в 17 лет отправился путешествовать, протопал Индию, Китай, Японию, Ближний Восток. Зарисовывал, записывал, изучал строительные секреты.. Мечтал создать новую архитектуру, постоянно придумывал какие-то новые соединения, арки, декор. Говорят в Китае он настолько овладел искусством осознанного сновидения, что каждое утро, проснувшись полтора часа посвящал разбору и зарисовке приснившихся деталей. Ни о чем, кроме архитектуры он сны не смотрел. В конце концов парень решил что пора переходить от задумок к практике, явился к султану Омана и предложил тому построить самую прекрасную мечеть на Ближнем Востоке. За бесплатно, считай. За еду, кров и рекламу в случае успеха. И знаешь, построил. Всего за пять лет. Мечеть в Ибре не имела себе равных.. По слухам молодой Гауди увидел несколько дагерротипов этой мечети и сдвинулся крышей.. Всю жизнь он мечтал создать нечто подобное, иногда почти приближался.. Но только почти.. Ну так вот. Султан Омана когда увидел новую мечеть упал в обморок, потом семь дней провел в посте и молитвах, а потом, помолившись, велел ослепить архитектора. За что объяснил невразумительно - мол, красота здания чрезмерна, строить еще что-то подобное означает гневить аллаха. Наследник султана потом и здание с землей сравнял.. А архитектора, ослепив, по обычаю отпустили на все четыре стороны. Он без глаз и без зарисовок добрался в Европу, выучил немецкий и французский и занялся баухаусом, такие чертежи он мог и вслепую делать. Он здесь в городе до глубокой старости дожил. Уважаемый был человек, состоятельный, семья, куча детей... Только мне все кажется - получи он свое зрение назад - не баухаусом бы занимался.. Пойдем скорей, тут другой интересный дом есть, покажу.
Видишь это освещенное окно? Там живет заклинатель демонов из северного Марокко. Настоящий заклинатель демонов в шестнадцатом поколении. У него специализация, он делает заколдованные миски. Если у кого-то есть заветное желание которое никак не сбывается, или страх с которым не справиться или подозрение что соседка сглазила – идут к нему, прихватив керамическую миску. Самую простую, дешевую, главное чтоб внутри никаких узоров не было. Приходит клиент, заклинатель отводит его в темную комнату и ставит перед особой свечой, смотрит на тень, диагностирует каким именно демононом клиент заразился. Потом берет миску и особыми чернилами пишет на ней заклинание против демона. Это целая наука, какие заклинания и какие чернила против какого демона работают, как потом с миской поступать.. Болтают, что он не только изгонять, но и насылать демонов мисочками умеет.. Я думаю – может и умеет, но делает редко, зачем ему? Кроме того у него еще занятие серьезное есть – он анархист, довольно крупный теоретик, пишет статьи о мозаичной экономике и, вроде, книгу о Кропоткине задумал. На арабском. О, посмотри, напротив его дома как раз посудную лавочку открыли. «Свободная керамическая артель». Тоже анархисты, наверное.
А вот посмотри, видишь французскую кондитерскую? Зайдем сюда как-нибудь днем, эклеры здесь потрясающие. А держит ее еще более потрясающая тетка – старая Марго, Маргарита. Ты знаешь, есть разные версии гибели ордена Тамплиеров.. На самом деле у Великого Магистра Жака де Моле и Филипа Красивого было два камня преткновения - Чаша Грааля и женщина. С Граалем все просто. По легенде, любая жидкость попав в чашу превращается в эликсир бессмертия, а любое твердое или сыпучее вещество – в золото. Филип хотел и элексира и золота, вот и пытался вытрясти Грааль из тамплиеров. Что до женщины... Марго и сейчас, в свои 750 красива, а уж в молодости.. Великий Магистр увидел её случайно, она помогала отцу в кондитерской, несла блюдо со сладостями.. Ей было 16, магистру храмовников 60, она пекла отличные пирожные, он пытался организовать провальный крестовый поход, она была вся как свежеиспеченная булочка, ему орденский устав запрещал прикасаться к женщине.. Через 9 месяцев у них был сын. В хрониках пишут, что Жак де Моле был арестован в Темпле - резиденции храмовников под Парижем. Ха! Знаешь с каким количеством тайников и запасных выходов строились резиденции храмовников? Его бы не только не арестовали, его бы просто не нашли, но захотел еще раз, перед бегством, увидеть свою Маргариту. Взяли на пороге кондитерской.
Марго обивала пороги, просила принять ее свидетельства в пользу магистра, просила свидания. Во время какого-то торжественного шествия она ухитрилась протиснуться к самому королю.. Волнение и слезы только подчеркнули ее красоту. Король Филипп тоже не зря носил кличку "красивый". Они с Маргаритой были как две половинки целого и внешне и по характеру, их потянуло друг к другу с первого взгляда. Но Марго и Магистра не забывала, все 6 лет, что длился процесс пыталась как могла облегчить его участь. А Филипп ревновал, думал что окажись де Моле на свободе Марго уйдет к нему не оглядываясь.
Филипп IV все свое царствование играл в кошки-мышки с церковниками. Раз за разом, по шагу, по куску, он отвоевывал у церкви деньги из своей казны и власть в своей стране. Что святые отцы кусаются король знал, меры безопасности принимал, но страха – нет, не было. Раньше не было. Расправляясь с храмовниками, король почувстовал, что делает что-то не то.. Перейдена какая-то грань и дело добром не кончится. Филипп не представлял что могут сделать побежденные, ограбленные рыцари, но что беда совсем рядом - чувствовал всей царственной задницей. За две недели до последнего суда над Великим Магистром он приказал Маргарите уехать. Марго, к его удивлению, согласилась сразу. На следующий день крепкая карета с немым кучером увезла из Франции Марго, ее сына от Жака де Моле и сына от Филиппа Красивого, которому предстояло родится только через восемь месяцев – накануне гибели короля.
Сын Великого Магистра взял с собой любимую игрушку, единственный подарок отца – рыцаря на коне, в полном вооружении, с крестом тамплиера на щите. Маргарита задумалась – не стоит ли, безопасности ради, убрать этот щит.. Когда ребенок уснул взяла игрушку, подергала.. Щит раскрылся как медальон. Внутрь был вложен небольшой кусочек пергамента с миниатюрной, искусно нарисовнаной картой, с пояснениями на арамейском, а в конце – надписью на латыни «так обретешь Святую Чашу». Нашла ли Марго Грааль – кто ж ее знает, только выглядит она в свои годы отлично и парням ее больше двадати пяти лет не дашь.
Пойдем дальше, покажу пруд где живут два дракона. Они зимой не часто показываются, теплолюбивые, но может как раз повезет.
Домой Гунилла вернулась под конец ночи. Чмокнула крестного в щеку возле подьезда, мимоходом удивилась как могла принять его за старика. Крепкий же дядька, в отличной форме и вообще ему лет не так много. Глаза совсем слипались, но прежде чем нырнуть под одеяло Гунилла выглянула в окно, помахала рукой городу, - «спокойной ночи» и заснула улыбаясь.
Крестный возвращался домой в некотором раздрае. С одной стороны - неловкость человека раскрывшегося полностью, до ядра, и теперь пытающегося нашарить и кое-как натянуть защитную оболочку. Он не был уверен, что не напугал и не оттолкнул крестницу. С другой стороны - хорошо ведь получилось. Давно пора было что-то сделать с этим городом.
Улицы были пусты так, как бывает только под утро. В городском сквере два маленьких синих дракона вылезли из пруда и грелись на трубе ТЭЦ. Серебристый призрак вооруженный долотом, самозабвенно вырубал на стене здания стиля баухаус головокружительные арабески. Вокруг призрака весело летали два глазных яблока.
Крестный поднялся к себе в квартиру, запер дверь, остановился посреди комнаты. Кажется - да, сегодня получится. Ну, вперед!
Тело крестного закрутилось, сжалось, пальто, трость и костюм цвета сливок упали на пол. Небольшой серый паук шустро вскарабкался по стене и пристроился над окном на карнизе,
Восемь глаз с интересом уставились на город, на видимые только паучьему взгляду редкие, неаккуратные нитки сказочной подкладки которые так забавно связать в разноцветную сеть.

Link | Leave a comment |

(no subject)

Feb. 1st, 2018 | 12:59 pm

Дорогая, я вышел сегодня из дому поздно вечером
подышать свежим воздухом, веющим с океана.
Закат догорал в партере китайским веером,
и туча клубилась, как крышка концертного фортепьяно.

Четверть века назад ты питала пристрастье к люля и к финикам,
рисовала тушью в блокноте, немножко пела,
развлекалась со мной; но потом сошлась с инженером-химиком
и, судя по письмам, чудовищно поглупела.

Теперь тебя видят в церквях в провинции и в метрополии
на панихидах по общим друзьям, идущих теперь сплошною
чередой; и я рад, что на свете есть расстоянья более
немыслимые, чем между тобой и мною.

Не пойми меня дурно. С твоим голосом, телом, именем
ничего уже больше не связано; никто их не уничтожил,
но забыть одну жизнь -- человеку нужна, как минимум,
еще одна жизнь. И я эту долю прожил.

Повезло и тебе: где еще, кроме разве что фотографии,
ты пребудешь всегда без морщин, молода, весела, глумлива?
Ибо время, столкнувшись с памятью, узнает о своем бесправии.
Я курю в темноте и вдыхаю гнилье отлива.

Бродского ругают за эту вещь. Мол, как так "чудовищно поглупела" о женщине, о человеке которого когда-то любил, приличный воспитанный человек никогда бы себе такого не позволил. Штука в том, что приличный воспитанный человек может (иногда - должен) врать. А поэт - не может. Текст (на мой взгляд - гениальный) написан поэтом, а не приличным воспитанным человеком. Он не о женщине, как там ее звали. Он о том состоянии, когда отношения действительно абсолютно закончились.Когда смотришь на ту, с кем четверть века назад делил финики - и не-ин-те-рес-но. Слушаешь - и морщишься от глупости. Воспитанный человек может улыбаться и словоблудить о погоде. Поэту воняет дохлятиной. Такой вот литературный дискурс.

Link | Leave a comment |

Минутка фольклора. По мотивам "легенд Тоно". Шумный котел.

Dec. 12th, 2017 | 08:51 am

В лавке, принадлежавшей семейству Сакухеи, в деревне Хиточи было выставлено на продажу несколько больших металлических котлов. В один прекрасный день самый большой котел начал вдруг потрескивать, потом загудел колоколом, а потом из него послышалось щебетание певчих птиц, и неразборчивое, но приятное человеческое пение, продолжавшееся не меньше часа. Когда колокол замолк удивленные члены семьи позвали местного художника по имени Ямана и заказали ему картину "божество звучащего котла". Картина до сих пор висит в доме Сакухеи, на нее иногда молятся, а чаще просто показывают соседям, родственникам и покупателям. Пусть знают о чуде, простофили!
Что до самого котла - его быстренько вынесли из лавки и, от греха подальше утопили в пруду за деревней. В ясные дни всякий оказавшийся у пруда может увидеть, что в глубине, на дне, что-то поблескивает. А порой из пруда слышится треск, гул, щебетание певчих птиц и человеческие голоса, поющие что-то приятное, но неразборчивое..

Link | Leave a comment |

Несфотографированное.

Nov. 23rd, 2017 | 08:13 am

Автостанция в Тверии. Мужичок "восточного типа" лет 50 с хвостиком на вид, одет чисто, но как-то.. Куртка на штанишки-бермуды, поверх носков.. Спрашивает у охранника где останавливается автобус на Тель-Авив. С мужичком женщина примерно тех же лет, судя по чертами лица - она из Индии. Вид у женщины бомжеватый: бесформенный спортивный костюм, бесформенный пучок волосиков, лицо.. соответствующее. Держится обособленно, раскладывает на скамейке тряпочку со снедью, чего-то жует. Подходит автобус. Женщина вскакивает, обнимает мужчину с какой-то фантастической, последней нежностью. Вся её душа в объятии.Так обнимают на картинах Васильева. С небес звучит "прощанье славянки".

Link | Leave a comment |

Минутка фольклора. Сюжет про божество и непочтительных детишек.

Nov. 22nd, 2017 | 09:43 am

Оказывается, в японском фольклоре распространен такой сюжет. Стоит храм. В храме - статуя божества (старинная/чудотворная/с тремя львиными головами/ещё чем нибудь прославленная). Местные детишки пионерят статую и используют как санки/плот/ещё как-то с ней играют. Какой-нибудь взрослый это видит, ругает детишек, а статую ставит на место. К вечеру взрослый всерьёз заболевает, а когда забывается сном к нему является божество из статуи и обиженно говорит что-то вроде: " Ты, балбес, мне нравится с детишкам играть, кто тебя просил вмешиваться?". Взрослый признает что был неправ, раскаивается и получает прощение (эти сказки не кровожадные). Могу ошибаться, но мне кажется у других народов сюжет повернут иначе - наказываются дети, награждается взрослый.. Если кто вспомнит такой сюжет не у японцев - киньте название или суть истории. Мне что-то ничего кроме пророка Елисея с его медведями не вспоминается.

Link | Leave a comment |

Минутка фольклора. Легенды Тоно. Кунио Янагата.

Nov. 13th, 2017 | 08:11 am

Совершенно замечтельная книга. Автор - первый японский собиратель японского фольклора (европейцы этим начали заниматься до него). Книга - улов фольклориста как он есть - пестрый, бессюжетный, абсурдный, переплетенный с какими-то совсем не сказочными бытовыми историями. Чертовски интересно, на мой взгляд. Пересказывать истории оттуда как они есть, ничего не додумав и не слепив вместе я просто не смогу, а если чуть-чуть долепить, получается примерно так..
***
Шел как-то вечерком по дороге, мимо чужого рисового поля бедный крестьянин. Шел, смотрел на тяжелые, созревшие колосья - и не выдержал. Подумал - на этом поле такой отличный урожай, а мне мое поле даже нечем засеять.. Подумал еще, огляделся по сторонам, убедился что вокруг никого нет, да и видно в сумерках уже плохо, нарвал колосьев сколько в рукава поместилось и унес домой. Дома разглядел крестьянин, что его добыча - не обычный рис, а колосья особого сорта, темные и крупные. Мука из риса этого сорта шла на рисовые пирожки и весьма ценилась. Обрадовался крестьянин, посеял у себя ценную культуру и стал мечтать, как теперь пойдут в гору его дела. Между тем, хозяин колосьев тоже как-то шел мимо поля крестьянина, увидел какой сорт риса здесь зреет и очень разозлился. Прибежал к крестьянину, обвинил его в воровстве и заявил, что после сбора урожая просто придет и отнимет все темные колосья. Расплакался крестьянин... он, конечно, спионерил семена, но что же ему было делать.. а теперь вот, все надежды немного разбогатеть пошли прахом.. Недалеко от деревни лежал священный камень. По слухам, в камне жило женское божество. Говорили, что если принести божеству в подарок глиняную фигурку в форме фаллоса и хорошенько попросить, то оно (она?) не отказывает в помощи, причем даже тем, кто совершил не очень хороший поступок и теперь не знает как расхлебать последствия. Слепил крестьянин глиняный фаллос, раскрасил и украсил как мог и отнеск священному камню. Когда пришла пора собирать урожай хозяин колосьев с утра явился к крестьянину. Вышли они вместе на поле, и с удивлением увдели, что рис крестьянина - самый обычный, мелкий и светлый, такой каким засеяны все поля вокруг. Развел руками хозяин колосьев, извинился и ушел восвояси. А крестьянин собрал рис и увидел, что хоть колосья по виду и обычные, но зерна - те самые, подходящие для пирожков. Поблагадорил крестьянин доброе божество, а сорт риса с колосьями обычными на вид, но подходящий на пирожки в округе Тоно выращивают до сих пор. Ну и фаллосы разноцветные богине приносить не забывают.
***
Жила в веселом квартале Тоно некая женщина и был у нее таракан - одарив кого-нибудь своими ласками женщина тут же принималась молить и убеждать партнера свести вдвоем счеты с жизнью. Так всех задолбала, что народ уже и в веселый квартал ходить перестал, боясь на нее наткнуться. Наконец, забрел к женщине некий заезжий самурай. Женщина и ему предложила самоубиться. Самурай нераздумывая согласился, оделся и пошел с женщиной к реке. Женщина прыгнула в воду и камнем пошла на дно. Самурай подождал немного, убедился что нудная женщина утонула с концами и уже не всплывет сказал:
- Что-то я передумал, дорогая, кажется чувства к тебе поостыли.
Отряхнул капли воды и удалился с достоинством.

Link | Leave a comment |

(no subject)

Nov. 3rd, 2017 | 12:57 am

Напишу-ка я сегодня не фольклорную, а вполне настоящую историю. Про знаменитого альголога Генриха Скую. Слышала я эту историю от уважаемого пана профессора Комарека (тут - без тени иронии), а он слышал от самого героя событий, с которым был хорошо знаком. Поскольку слышала давно, от упоминания конкретных дат и географических названий воздержусь, чтоб ничего не перепутать. Расскажу суть. Жил был альголог Генрих Скуя. Перед самой второй мировой войной он получил грант на исследования водорослей в озерах и болотах какой-то европейской глуши. Идея была в том, что Скуя с помошником всю весну и лето проводят среди этих самых болот и озер. Живут на биостанции переоборудованной из охотничьего домика. Собирают и наскоро осматривают пробы водорослей, а осенью все оборудование, пробы и самих ученных перевозит к себе Уппсальский университет и там, в тепле и уюте, они подробно изучают и описывают весь улов. Экспедиция началась как задуманно, но вскоре помошнику то-ли по болезни, то-ли за каким-то дополнительным оборудованем понадобилось сьездить к цивилизации. Он поехал, а вернуться уже не смог, болота, озера и биостанция оказались в руках немцев. Скуя продолжал собирать водоросли в одиночестве, надеясь на лучшее, но к осени получил сообщение из Уппсальского универа: "Уппс, господин профессор, Вы за линией фронта и вывезти Вас нет никакой возможности. Весьма, весьма сожалеем". Что ж.. на биостанции был хороший микроскоп, была бумага для записей, с продовольствием, благодаря исчезновению помошника, тоже было не так уж плохо. Скуя остался зимовать. Он скурпулезно изучал собранный материал, описывал и зарисовывал водоросли. А как еще было не сойти с ума? Дождавшись весны, понимая, что дольше здесь не выжить, Скуя сложил в рюкзак свои записи и отправился через линию фронта. Естественно, довольно быстро его остановили немцы.
- Halt, hande hoch! - сказали немцы. Was is в дер рюкзак?
Скуя сказал, что он ученый - натуралист. Показал документы и содержимое рюкзака.
- Ja! - сказали немцы. Ботаник, натюрлих! Проходи! Записи - оставь. Сожжем мы их, от греха, Ботаник-то ты ботаник, но мало ли где чего нашпионил.
Сожгли.
После войны Скуя вернулся на эти болота и возобновил, восстановил свои исследования. В общей сложности он открыл больше 700 новых видов. Такая история.

Link | Leave a comment {4} |

Несфотографированное (давным-давно и к большому сожалению несфотографированное).

Sep. 24th, 2017 | 12:02 am

Самую лучшую, самую запомнившуюся и зацепившую меня пьету я видела на какой-то случайной экскурсии кучу лет назад в каком-то монастыре под Иерусалимом. Маленькая, локоть высотой скульптурка XIV в. Не знаю, был скульптор гением и сделал то что хотел, или был абсолютно лишен мастерства и фантазии и получилось как получилось. Эта пьета абсолютно безжалостна. Мария - без малейшего намека на (хотя бы) былую красоту. Оплывшая, обабившаяся, полностью раздавленная бытом тетка без возраста. Непутевый, неизвестно от кого прижитый сын всю жизнь откалывал номера, все время ему больше всех надо было, постоянно лез в бутылку, постоянно не как у людей все, сколько раз говорила ему, да разве послушает.. А теперь вот - допрыгался.. Состарившаяся, раздавленая бытом тетка держит на коленях изуродованый труп, совсем недавно бывший непутевым сыном и во всем этом нет ни грана красоты, романтки, чего там еще.. Голая, уродивая, правдивая безнадежность. Почему сейчас вспомнилось - хрен его знает. На самом деле вообще хорошо помню эту вещь. Не помню в каком монастыре.

Link | Leave a comment |

Минутка фольклора. Симэнь Бао и свадьба речного бога. Древнекитайская, но меганезийская легенда

Sep. 13th, 2017 | 08:54 am

Во времена князя Вэня из Вэй (445 — 396 до н.э.) чиновник Симэнь Бао был назначен начальником уезда Е (на западе нынешнего уезда Линьчжан, провинция Хэнань). Прибыв на место службы Симень Бао первым делом пригласил к себе местных старейшин. Знакомился, расспрашивал о семьях, рассказывал о местах где бывал, подливал в фарфоровые чашечки подогретое шаосин-цзю. После третьей чашки спросил почтеннейших старейшин как идет жизнь уезда и нет ли у местных жителей каких-нибудь печалей и затруднений.
- Затруднений? Да с этими свадьбами речного бога в нашем уезде скоро вообще людей не останется!- брякнул самый молодой старейшина (успевший вылакать четвертую чашку шаосинского, пока остальные допивали третью).
- Что за свадьбы такие?
Слово за слово, старейшины рассказали, что три местных жреца, отшельник и колдунья каждый сезон дождей требуют с жителей немалую по местным меркам сумму "чтобы провести обряд и умилостивить бога реки Хэ-бо" (Эти уроды с черепашьими яйцами требуют впятеро больше, чем нужно для устройства обряда. Я все подсчитал. Излишки между собой пилят, корейские дети! - встрял тощий старейшина, с неприятным, но умным лицом). Когда набирается нужная сумма, кодунья с десятком учениц принимается ходить по домам, выбирает красивую девушку в невесты Хэ-бо. Девшке строят отдельную хижину на берегу реки там она проводит 10 дней в уединении, питаясь тем, что разрешит колдунья. Затем девушку одевают и украшают как невесту, крепко связывают, кладут на разноцветную циновку и под звуки свадебного оркестра бросают в воду...
Люди в уезде нищают от непомерных поборов, те, в чьих семьях подрастает красивая дочь, просто бегут отсюда, как от чумы. Уезд приходит в запустение, но что делать? Мыи так страдаем от наводнений, а если не умилостивить речного бога, река разрушит здесь все и утопит людей.
Ясно, - сказал Симень Бао. Что ж, как начальник уезда я, конечно, обязан присутствовать при проведении столь важного обряда.Там и посмотрим что делать.
В день обряда Симень Бао с подобающим ему по должности числом крепких и преданых помошников явился на берег реки. Осмотрел хижину, циновку, девушку. Лицо его мрачнело все больше. Наконец, он потребовал привести колдунью.
- Как смеешь ты, предлагать речному богу невесту не расспросив его, прежде о вкусах и предпочтениях?? Хочешь навлечь на нас его гнев? Отправляйся на дно реки немедленно и расспроси Хэ-бо обо всем! Эй, ребята!
Колдунья и пикнуть не успела, как полетела в воду.
- Что-то она долго, - поморщился Симень Бао спустя некоторое время. Послать, что-ли, учениц ей в помощь?
Бульк-бульк. Бульк-бульк-бульк. Пять старших учениц отправились в след за колдуньей.
- Женщины,- снова поморщился Симень Бао, толку от них в важном деле.. Эй, жрецы, отправлляйтесь к Хэ-бо!
Бульк. Бульк. Бульк.
Затем правитель заколол волосы шпилькой, уселся поудобнее и часа на полтора погрузился в созерцание текущей воды.
- Нет, ну совсем они там застряли,- сказал он наконец, оторвавшись от созерцания потока. Отшельник, святой человек, не поторпишь ли этих бездельников?
Бульк.
- Надо же,- удивился Симень Бао, когда отшельник скрылся под водой,- кажется обряд проводить больше некому.. Ну что, по домам? И ты, красавица, домой иди, платье это свадебное себе оставь, пригодится. И вы, почтеннейшие. Ничего тут интересного сегодня больше не будет.
Через несколько дней Симень Бао доложили, что речной бог, видимо, разгневан отсутствием невесты и река выходит из берегов. Симень Бао тут же приказал рыть оросительные каналы и пустить воду в поля. Наводнение не разрушило ни один дом, а урожаи риса выросли небывало.
Симень Бао много лет разумно и решительно управлял уездом Е, превратив нищий уезд в процветающий. Когда же земные дни Симень Бао истекли в уезде Е откуда-то вновь появились жрецы, обьявили Симень Бао новым богом реки и принялись собирать деньги на то, чтобы его умилостивить.

Link | Leave a comment {1} |

Несфотографированное

Aug. 15th, 2017 | 09:16 am

Пол второго ночи, район центральной автостанции в Тель-Авиве. По дороге бегут три одинаковые красивейшие жемчужно-серые хаски. Все три привязаны веревками к инвалидному креслу на колесах, довольно слажено тянут его вперед. В кресле мужик бомжеватого вида, но с довольно волевой рожей. Собачья упряжка.
Четыре часа дня, центральная автостанция в Тверии. Температура +40. К автобусу бежит подросток-ортодокс. На голове подростка стопочкой надеты три черные фетровые шляпы. Подросток бежит быстро, но как-то аккуратно, так чтоб шляпы не улетели.

Link | Leave a comment |