?

Log in

No account? Create an account

***

Nov. 4th, 2019 | 07:53 am

Кафе на железнодорожном вокзале работает двадцать четыре часа в суки, семь дней в неделю. Во всяком случае вывеска над дверью утверждает именно так. Я думаю, что они все-таки закрываются. С половины пятого до шести двадцати утра на нашей станции затишье, не останавливается ни один поезд, так что держать открытыми кафетерий и еще несколько привокзальных круглосуточных магазинчиков нет никакого смысла. Впрочем, какое мне дело, в нужное мне время привокзальная торговля встречает гостей немного сонно, но радушно. Я прихожу к половине первого, заказываю декофинато, потом, под настроение, захожу в галантерейную или книжную лавочку. В хорошую погоду выхожу на перрон посмотреть на проходящие поезда. Есть что-то завораживающее в том, как тяжелый, освещенный состав возникает из темноты, останавливается лязгая креплениями, впускает или выпускает немногочисленных пассажиров, потом тяжело трогается и набрав скорость, снова уносится в ночь.. Иногда мне почти хочется сесть в поезд.
Домой я отправляюсь в три двадцать пять. Идти полчаса. По правде говоря, я бы предпочла автобус пешей прогулке, но наше городское управление соблюдает закон об экономии энергии, так что ни транспорта, ни освещения улиц в этот час нет. Темный, тихий город выглядит пугающе, но ощущение обманчиво. Пабы и ночные клубы закрыты, как предписано, поэтому встречи с какими-нибудь нетрезвыми хулиганами можно не опасаться. В газетах чуть не каждый день пишут о том, насколько безопаснее стало на улицах после того, как закон об экономии вступил в силу.
Я достаю из сумки фонарик (мощный, но в пределах разрешенного, на солнечной батарейке) и выхожу из стеклянного кубика-вокзала. На темной знакомой дороге, где нечем отвлечься, в моей голове сразу появляется Габриэль. Что поделать..  По крайней мере мысли о нем лучше всяких других помогают скоротать путь.
Габриэль поселился в кондоминимуме года три назад. Снял квартиру как только из неё выехали Санчесы, перевез вещи сразу после ремонта. Первое, что мне принесло его появление - тишина. Санчесы были темпераментной парой, при них из-за стены постоянно доносились то ругань и крик, то стоны и скрип кровати.. И от того и от другого у меня голова раскалывалась. А при новом соседе из-за стены иногда раздавались только легчайшие, почти неуловимые звуки классической музыки.
Какое-то время новый жилец оставался мне знаком только на слух, по этим обрывкам музыки и по болтовне других соседей. Говорили, что он учёный, физик, и что "по нему это сразу видно". Он, вроде бы перебрался в наш тихий пригород из центра потому, что имеет право на личный транспорт и, значит, может жить там, где ниже плата за ночное использование электричества. Ему это важно, он по ночам проверяет работы студентов и пишет статьи для научных журналов.
Конечно, человек с которым живёшь на одной лестничной площадке рано или поздно попадается на глаза. Я представляла "крупного ученого" стариком, но он оказался немногим старше меня, чуть за сорок на вид. Высокий, слегка сутулящийся, с приятным лицом. Одет неброско, но продумано. Не в пример прочим мужчинам он произвел на меня приятное впечатление, которое усиливалось с каждой встречей. Жил новый сосед размерено. По утрам, в любую погоду, выходил на пробежку, потом уезжал в университет, где оставался до вечера. В выходные, вместо университета отправлялся в клуб игры в "го". Он, оказалось, был одним из самых сильных игроков страны и судьей международного класса. В какое бы время я его не встречала, куда бы он не шёл - всегда был доброжелателен, приветлив, опрятен.
Как-то, поздним вечером, в мою дверь позвонили. На лестничной площадке стоял Габриэль.
- Уповаю на ваше милосердие, госпожа Анник, - произнес он умильным голосом. Не найдётся ли у вас немного кофе? Неважно какого. Я прикончил свои запасы, а нужно поработать ночь, чтоб подать проект вовремя.
Я растеряно прошла на кухню, нашла баночку растворимого кофе и протянула в щелку, не снимая цепочки. Он взял банку, прижал руки к сердцу и исчез в своей квартире. А через несколько дней явился опять:
- Дорогая госпожа Анник, благодаря вашей щедрости я успешно закончил очень важную для меня работу. Чувствую себя обязанным вернуть вам долг и угостить кофе собственного изготовления. Я, знаете ли, фанат этого напитка, могу предложить несколько интересных рецептов.
Видимо у меня что-то изменилось в лице, потому что он на секунду замялся, а потом продолжил как ни в чем не бывало:
- Я, конечно, понимаю, необычность моего предложения. Но вам необязательно принимать его сразу. Хотите, я принесу вам "дуэнью"? Мне их выдают в университете, как преподавателю. Могу даже оставить свой ключ, пока буду на работе. Вы поставите "дуэнью" где хотите и насладитесь кофе ничего не опасаясь. Согласны?
Я не нашлась что ответить. "Дуэнья" – изобретение для борьбы с сексуальным домогательствами. Это миниатюрная, но качественная и экономичная в энергопотреблении видеокамера с передающим устройством и ёмкой миниатюрной батарейкой. Все устройство размером с пуговицу. Камеру можно пристроить в комнате или на себе. Все женские форумы в интернете полны объяснениями как это сделать. Вы принимаете предложение встретиться, вооружаетесь "дуэньей" и - пожалуйста! Вся сцена домогательств у вас в домашнем компьютере, хоть сию минуту выкладывай в интернет или демонстрируй в суде. Замечательная вещь, только стоит дорого. А преподавателям и врачам "дуэньи" выдают бесплатно, с предписанием вручать ученицам и пациенткам по первому требованию.
Считается, что мужчин смертельно пугает всякое упоминание о "дуэнье".. А тут.. А он.. Я действительно не знала что возразить. Мне вдруг захотелось посмотреть, как выглядит жилище настоящего ученого. Сама я после школы нигде больше не училась и не работала. Мама всегда была против. У мамы были кое-какие средства: в молодости она выиграла суд против известного киноактера и полученной суммы хватало на безбедную, хотя и скромную жизнь. Что именно произошло она никогда толком не рассказывала, говорила только, что снималась в массовке фильма. Мать всегда называла себя "актрисой, карьеру которой разрушили на взлете" и уверяла, что оградит меня от разлитой в мире грязи. К слову, я родилась через несколько лет после истории с актером, от мелкого бизнесмена, на которого мать тоже подавала в суд. Сейчас, поселившись отдельно, хоть и на мамином содержании, я порой думаю, что моя жизнь, конечно, безопасна, но довольно бедна событиями.
Через несколько дней Габриэль действительно принёс мне целых пять маленьких выпуклых пуговок и ключ. Из одной миникамеры я соорудила что-то вроде брошки, вторую приладила на широкую резинку, чтоб носить на ноге под юбкой, а ещё три приклеила скотчем в квартире Габриэля: в большой комнате, служившей кабинетом и гостиной, в спальне и на кухне. Заснять сцену домогательств на кухне я не рассчитывала, но захотелось посмотреть что и как он там готовит.
Квартира соседа оказалась уютной. Я однажды, с представителями домового комитета, заходила к Санчесам. У них большую комнату занимали огромная кровать и домашний кинотеатр, а остальное пространство напоминало свалку мусора. Габриэль все изменил до неузнаваемости. Пространство заняли  большой стол с компьютером,  маленький, кажется старинный, столик для го, уютное кресло, торшер под мягким матерчатым абажуром и вместительные шкафы с книгами. Книги были обо всем на свете: физика, астрофизика, астрономия, математика, пособия по го, альбомы по искусству, психология, история разных стран и времен. Что меня удивило – почти вся художественная литература была о детях: «Приключения Тома Сойера», «Без семьи», «Дэвид Копперфильд», «Братья Львиное Сердце». Кажется, одинокого ученого действительно интересовали дети..
Вечер в гостях прошел прекрасно. Габриэль приготовил ароматнейший кофе и маленькие бутерброды с домашним хлебом и овечьим сыром. Он совсем не пытался ко мне приставать, не сказал ни единой скабрезности, но весело и непринужденно рассказывал о вещах, которые мне всегда казались совершенно непостижимыми. Например о возникновении галактик или о жизни японских императоров. Когда я собралась домой он проводил меня словами:
- Вот видите, Анник, мужчины вообще, и я в частности, не такие уж страшные существа. Мы с вами вполне можем приятельствовать.
Ха, приятельствовать, как же! Ясно, что он влюблен без памяти! Иначе зачем было так настойчиво приглашать, да еще приносить «дуэньи»? Ночь я провела без сна, воображая, то как Габриэль, охваченный страстью, забыв о включенной камере, набрасывается на меня, а потом, всю жизнь выплачивает компенсацию, то, как он предлагает мне руку и сердце.. Пожалуй, руки и сердца хотелось больше.
Начиная с этого дня, примерно раз в месяц, Габриэль стал приглашать меня в гости, поужинать. Он уверял, что любит готовить, но делать это только для себя ему скучно. Я не сомневалась, что «люблю готовить»  – просто предлог и каждый раз включала «дуэньи». Габриэль же держался безупречно. Меня ждало вкусное угощение, занимательный рассказ об истории возникновения и особенностях приготовления блюда, а если этой темы не хватало на весь вечер, то Габриэль легко вспоминал еще что-нибудь интересное из области науки или искусства. Я терпеливо ждала когда он перестанет робеть.
Однажды привычный порядок был немного нарушен. Когда я пришла Габриэль встретил меня привычно любезно, но видно было, что он сильно раздражен.
- Подойдите сюда, к компьютеру, Анник. Посмотрите какую мерзость мне прислали на е-мейл!
Я подошла. На экране была фотография удивительно красивого, но очень бледного мальчика лет десяти - одинадцати. Текст под фотографией гласил:
«Здравствуйте! Мы - семья недавних законных иммигрантов. Приехали меньше года назад. Во время переезда наш сын, Тим, заболел и болезнь дала осложнение на сердце. Если не сделать операцию Тим через год будет инвалидом, а через два года его не станет. Денег на операцию у нас нет.. Пожалуйста, помогите нам спасти Тима»
Я пожала плечами. Подобные письма регулярно приходят на всякий е-мейл. Удалить да и все. Габриэль, однако, просто кипел.
- Как? Как можно спекулировать выдумками о болезни ребенка?! Я просто не в состоянии это понять! Но я им покажу, как обманывать думающих людей! Эти прохвосты пожалеют, что разослали свою писульку на университетские мейлы! Они дали свой телефон. Завтра же позвоню и выведу их на чистую воду, выведу, будьте уверены!
Я покивала, согласилась, что мошенников стоит вывести на чистую воду, Габриэль, вроде-бы, успокоился и дальше вечер пошел своим чередом.
На следующий день он действительно позвонил. Поговорил с родителями Тима, потом с самим мальчиком. Дотошно расспросил о каждой мелочи, посмотрел медицинские заключения, которые ему прислали по первой же просьбе. Словом, убедился, что история абсолютно правдива, и, с той же горячностью, с которой пытался разоблачить мошенников, теперь взялся помогать Тиму и его семье. Габриэль организовал сбор пожертвований в университете и в ассоциации игроков го. От его имени сбор средств пошёл куда лучше, чем от имени никому не известных иммигрантов. Нужная сумма быстро набралась, Тима прооперировали. Выяснилось, правда, что починить все за один раз нельзя, оперировать придётся в два этапа. Но уже после первой операции мальчику стало значительно лучше.
Семья Тима жила в небольшом городе, где не было не было ни научных центров, ни клуба го, поэтому получить разрешение на поездку и навестить Тима в больнице Габриэль не мог. Говорят, еще тридцать лет назад можно было просто купить билет на поезд или автобус и поехать куда вздумается, по крайней мере в пределах одной страны. Просто так, взять и поехать туда, где нет ни рабочих дел, ни близких родственников. Не думаю, что это правда, но если так действительно было, то хорошо, что закон об экономии энергии положил анархии конец. Даже без всяких поездок Габриэль дня не мог провести без звонка Тиму. Мальчишка много пропустил в школе из-за болезни, да ещё и учиться ему приходилось на неродном языке, так что дела с учёбой обстояли неважно. Габриэль взялся подтянуть Тима по всем предметам по скайпу, а закончив урок еще долго пудрил ребенку мозги разговорами о литературе, истории, технике.. Приглашать меня на ужин Габриэль стал куда реже. Зато у него появилась манера случайно встретившись на лестничной площадке по четверти часа мне рассказывать о здоровье Тима и о том, какой это замечательный, светлый, талантливый и умный ребенок. Иногда я включала приклеенную у Габриэля в комнате "дуэнью". Габриэль, кажется, забыл про камеры. Он действительно вечера напролет общался с мальчишкой! Если бы я уже получила предложение руки и сердца, то устроила бы скандал, с ультиматумом «или Тим или я!». Но, поскольку, формально, я была просто соседкой оставалось только ждать и надеяться что Тим полностью выздоровеет и начнет ходить в школу, болтаться по улицам со сверстниками.. словом, заниматься тем, чем занимаются нормальные дети его возраста, а не красть время у взрослых!
Так прошло больше года. Как-то, не слишком ранним дождливым утром я вышла проверить почтовый ящик и увидела Габриэля. Он был одет как для пробежки, хотя обычно в это время уже давно уезжал на работу. Его добротный, не дешевый спортивный костюм был в грязи. Лицо - белым как мел. Он не глядя сел на ступеньки, посмотрел на меня и с трудом произнес:
- Операция.. прошла неудачно.. Сейчас позвонил его отец.. Тима больше нет. Умер на операционном столе.
У него потекли слезы.
Я подумала: вот удобный случай немного продвинуть вперед наши отношения. Нельзя упустить шанс.
- Габриэль, - сказала я мягко и даже положила ему руку на плечо,- если вы так скорбите о чужом ребенке, не значит ли это, что пора подумать о своем?
Он посмотрел с удивлением, кажется не сразу понял о чем я говорю. Потом почти спокойно ответил:
- Видите ли, Анник.. у меня.. не совсем обычное отношение к детям. Впрочем, все относительно. В древней Элладе его бы не сочли ни необычным, ни предосудительным. Я по настоящему любил Тима, но мои чувства были не только отцовскими. Я хорошо осознаю и контролирую себя, мои.. фантазии всегда были и останутся фантазиями. Но обзаводиться семьей для меня было бы как-то слишком.. Мне жаль, Анник, если я вселил в вас какие-то надежды. Мне просто кажется нормальным относиться с доверием и по приятельски к человеку, с которым живешь дверь в дверь. Сейчас простите, мне тяжело разговаривать. Хочу побыть один.
Он поднялся и вошел в свою квартиру.
Я тоже вернулась домой, позабыв зачем выходила. Во мне все кипело от злости. Негодяй, извращенец! "Относиться по приятельски к человеку, с которым живешь дверь в дверь".. Я этого так не оставлю! До самого вечера планы мести были какими-то неопределёнными, а за ужином меня вдруг осенило включить" дуэнью", посмотреть что делает враг. Враг сидел за компьютером, уронив голову на руки. В камеру была видна большая часть экрана. А на экране.. Неужели? На экране был один из тех, строжайше запрещённых сайтов, где дети, то ли настоящие, то ли 3D модели изображены в позах "только для взрослых". Я когда-то читала, что, мужчины, случается, потеряв горячо любимую женщину, после похорон отправляются к проституткам. Наверно и этот... Неважно! Теперь  я знаю что делать! Я защелкала мышкой. Успела сделать десяток фотографий, до того, как Габриэль поднял голову, выключил компьютер и поплелся на кухню.
Едва дождавшись утра я скинула фотографии на флешку и отправилась в интернет кафе. Не самое близкое к дому, а подальше, в центре города. Написать текст заняло несколько минут. Слова сами текли из под пальцев. Потом, воспользовавшись "Бдительным Гражданином", я послала письмо с парочкой самых четких фотографий на адрес полиции, администрации университета и, немного подумав, нашему управдому. Хорошее все-таки нововведение "Бдительный Гражданин". Электронная почта, не имеющая пароля, с которой каждый может отправить анонимную жалобу на любой адрес. Можно было, конечно, сделать это из дома, но береженого бог бережет. Несколько дней ничего не происходило. Я даже начала задумываться не написать ли еще раз и если да - то кому, но тут мне позвонил наш управдом.
-- Госпожа Анник! Как я рад вас слышать! Я только что вернулся из отпуска и сразу получил потрясающую.. нет, это слабо сказано, неимоверно ужасную новость о вашем соседе! Ах, госпожа Анник, просто язык не поворачивается рассказать такое, но я обязан, ведь нужно подумать о вашей безопасности!
Он со вкусом пересказал мне текст моего письма, добавив несколько подробностей собственного изобретения. Под конец он горестно вздохнул.
- Крепитесь, госпожа Анник! Понимаю, каково вам узнать, что рядом, прямо за стеной, живет чудовище, но крепитесь! Вспомните, что вы не просто слабая женщина, а бессменный секретарь нашего домового комитета! Сегодня мы, домовой комитет, войдем в логово монстра и потребуем немедленно освободить помещение. Мы очистим наш дом от тлетворного дыхания! Встретимся в 18:30. Бланки и печать комитета у вас, Анник? Захватите их с собой, пожалуйста. И крепитесь, крепитесь! Не забудьте запереть дверь, при малейшей угрозе звоните мне на мобильный!
Без четверти семь вечера представители домового комитета: председатель, казначей (опрятная пожилая дама с третьего этажа), секретарь (я) и ответственный за техническое состояние дома (крепкий парень, чемпион города по ММА) позвонили в квартиру Габриэля. Он был дома. Квартира была непривычно захламлена, посреди комнаты стояли неаккуратно заполненные коробки и пакеты.
- Проходите, господа, - Габриэль взглянул на нас довольно равнодушно. Простите за беспорядок, Анник, меня выгнали из университета, пришлось срочно забрать домой разные вещи. Чем обязан вашему посещению?
Председатель откашлялся.
- В связи с недавно выяснившимися обстоятельствами.. С выявленной вашей неблагонадежностью, как квартиросъемщика.. Ваше дальнейшее проживание в кондоминимуме объявляется нежелательным. Вам надлежит освободить помещение в течение сорока восьми часов. Хозяина квартиры уже уведомлен. Конечно, мы оповестим о вашей неблагонадежности любое лицо, которое обратится с запросом. Вот письменное уведомление о решении комитета, - председатель протянул листок с печатью, но, похоже, побоялся прикоснуться к руке Габриэля, и листок выскользнул на пол.
- Вот как? Боюсь, господа, что не смогу выполнить ваше требование. Я нахожусь под следствием по обвинению в растлении малолетних, мне нельзя менять адрес без разрешения полиции. Кроме того, все что находится в квартире - моя собственность. Мне нужно куда-то перевезти это все. А сегодня пятница. На носу выходные, я не успею ни получить разрешение, ни договориться со складом и перевозчиками.
Председатель покачал головой.
- Сорок восемь часов. Ну, хорошо, немного больше. В понедельник утром квартира будет опечатана. Как вы решите с полицией - ваши проблемы. Расходы по освобождению квартиры от ненужных вещей и ремонту домовой комитет возьмет на себя. У нас есть страховка для таких случаев. Всего доброго.
Мы вышли. Габриэль медленно закрыл дверь
Дома я брызнула на себя любимой "двойной ванилью" и решила сходить в кондитерскую за эклерами. Стараюсь не есть сладкого, но сегодня можно! "Меня выгнали из университета", "нахожусь под следствием", "в понедельник утром квартира будет опечатана". Такую победу нельзя не отпраздновать!
Возвращаясь с коробкой (гулять так гулять, взяла эклеры, «три шоколада» и «сливочные грезы») я сразу увидела Габриэля. Он висел на лестничной площадке. Привязал бельевую веревку к перилам лестницы этажом выше, принес табуретку из кухни.. Тело слегка раскачивалось, длинные ноги в начищенных  туфлях с негромким, мерным "тук-тук" ударялись о стену, рядом с моей дверью.
Вот я и пришла. На часах без семи четыре. По спине у меня начинают "бегать мурашки", они теперь всегда появляются, когда вхожу в дом до рассвета. Дело в том, что с полуночи, до третьих петухов на лестничной площадке висит призрак. Мерцающая полупрозрачная верёвка привязана к перилам лестницы. Длинные, полупрозрачные ноги ударяются о стену рядом с моей дверью с вполне реальным, громким мерным стуком. От мерзкого, всепроникающего «тук - тук» не спасают ни беруши, ни наушники, ни телевизор, ни сон. Я выхожу из дома до полуночи, возвращаться тоже стоило бы на несколько минут позже, чтоб не слышать этого стука, но каждый раз глупо надеюсь, что призрака кто-нибудь прогнал или он сам вдруг передумал здесь болтаться. Впрочем, встреча, как говорится, коротка, ровно без пяти четыре издалека доносится петушиный крик. Призрак теряет четкость очертаний, распадается на мельчайшие комки тумана и исчезает до следующей полуночи. Путь свободен, теперь – душ и постель. Признаюсь, я немного нарушаю закон. По вечерам грею воду дольше разрешенного времени. Понимаю, что поступаю аморально, но когда приходишь с ночной прогулки, так хочется погреться под теплой водой! Конечно, приходится реже включать плиту и стиральную машинку, чтоб никто не заметил перерасхода электричества. Когда наступит зима и согреться, вернувшись домой, станет по настоящему трудно, придется избавится от призрака. Святая вода бывшего физика-теоретика не берет, я проверила, но есть много других способов. У меня уже собралась целая папка статей и советов с сайтов о потусторонних явлениях. К зиме я избавлюсь от этих останков на лестничной площадке и перестану ходить каждую ночь смотреть на поезда, несущиеся из мест о которых я ничего не знаю, в города, в которые никогда не попаду.

Link | Leave a comment | | Flag

После армии в четверг.

Sep. 18th, 2019 | 05:08 am

Детскую площадку на улице Ха-Боним, ту что между аптекой и почтой, знают абсолютно все местные жители. Но не все знают, что если обойти здание аптеки, спуститься по незаметной среди зелени крутой лестнице и еще немного пройти по тропинке между двух заброшенных на вид домов то можно выйти еще на одну площадку, гораздо более интересную. Устроили ее, видимо, лет сорок назад, когда дома были новыми, а аптеки не было в помине. Кто-то из владельцев квартир любил и умел работать с деревом: на площадке, кроме обычных качелей и горки были устроены деревянная крепость для лазанья, танк, армейский джип и какие-то не очень узнаваемые, но забавные существа из бревен. В углу площадки лежали крупные деревянные кубики и просто ошкуренные куски дерева. Возле стены дома торчала труба с краном, из которого можно было наполнить водяные ружья. Навеса над площадкой не было, но старые деревья, напитанные водой из подтекающего крана разрослись и давали густую, приятную тень.

Теоретически, в неухоженной траве вокруг площадки могли водиться змеи, в щелях крепости - прятаться сколопендры или даже скорпионы, о деревяшки можно было занозить руку.. Но трое мужчин, приходивших сюда почти каждую субботу были не из тех, кто оборачивает детей ватой, лишая радостей жизни. Лейтенант запаса-танкист, а в мирной жизни орнитолог Моти Егошуа приходил с худенькими шустрыми близнецами Галем и Офиком, неразличимыми, как две капли ртути. Лейтенанр запаса-сапер, в мирной жизни - программист Алекс Зицер приносил на плечах чудо чистой красоты: кудрявую синеглазую Ринат в розовом платьице. Сержант пехоты, автомеханик Иозеф Захор вел за руку плотненького серьезного мальчика Кубика. Никаких других гостей, ни детей, ни взрослых, на этой площадке не бывало. Во всяком случае субботними днями.

Под одним из деревьев стояла рассохшаяся, но еще крепкая скамейка, на которой можно было покурить, не дымя на подрастающее поколение, но и не выпуская мелюзгу из виду. На этой скамейке и располагались молодые отцы. Моти, похожий на медведя – раздолбая, (с ним надо пообщаться не меньше двух минут, чтоб распознать большого умницу) доставал из кармана мятых шортов пачку "Мальборо". Эстет и сноб Алекс, похожий на Джеймса Бонда из старых фильмов, аккуратно разворачивал укутанную в рисовую бумагу японскую трубку-кисэру. Крепкий, кряжистый Иозеф курил оранжевую штуковинку, похожую на компьютерную флешку. Аромат дыма смешивался с ароматом цветов кариссы, мушмулы, жимолости. Беседа текла легко и свободно.

- Вот вы говорите культурный контекст, - Алекс вложил в свою японскую трубку горошину греческого табака и затянулся с задумчивым видом. Собеседники спокойно ждали, слов «культурный контекст» никто не произносил. Дети о чем-то живо спорили, скучковавшись возле деревянного джипа, но, кажется, тоже не о культурном контексте. Алекса это не смущало. Его история просилась наружу.
Думаю, - продолжил он, что культурный контекст – вроде знаменитого ружья в первом акте на сцене: когда-нибудь да выстрелит. К слову, со мной на неделе произошёл необычный случай, теперь сам не пойму что там стрельнуло и хорошо или плохо попало.. Короче, всю прошлую неделю, до четверга я был в милуиме, куковал под Метулой.. А в четверг довольно рано освободился и решил заехать, навестить брата. Он в мошаве, недалеко от Кирьят - Шмоны, там пол часа ехать.
- Брат неплохо живёт, если в четверг посреди дня не на работе, - хмыкнул Иозеф.
- Да, братец у меня занятный, - Алекс пыхнул трубкой, подбирая слова. Он себя назначил.. Как бы это назвать?
- Ответственным за видовое разнообразие сказочных существ, - выдал орнитолог Моти, который явно уже слыхал про брата.
- Во! Точно! Ответственный за сказочных существ, при том не за всяких, а за исконно-иудейских. Таких, которые здесь водились во времена Соломона Давидовича, упомянуты в Талмуде и описаны в Каббале. Он лет десять назад этим увлекся, обложился мутными текстами, арамейский выучил, раз в неделю стал ездить в Бар-Иланский универ, дискутировать там с каким-то таким же двинутым профессором. Потом его как будто швырнуло в другую крайность. Он отложил все книги, многое распродал, подался в хай-тек и лет семь как проклятый зарабатывал там деньги. В отпуск не ездил, больничных не брал, ничем, кроме денежных дел, не интересовался. Через семь лет новый поворот: бросил работу, нашёл подругу, знаете из девиц, которым важен личностный рост, купил дом в глуши и занялся выращиванием ядоа.
- Выращиванием чего?
- Вооот! Не чего, а кого! Ядоа или полевой камень это как раз и есть исконно-посконно иудейское сказочное существо. Человек, растущий из земли на длинном стебле, как зародыш на пуповине. Ночью он бродит вокруг основания стебля и не замолкая болтает на неведомых языках, а днем превращается в разноцветный камень и лежит тихо, обдумывает о чем ещё поговорить. Если верить Талмуду, Моти не перебивай, я сказал "если" верить талмуду, то в эпоху второго храма ядоа тут росли как морковка. Только ядоа рентабельней, каждая болтливая зараза - килограмм под семьдесят деликатесного мяса, а внутри - всего одна небольшая косточка, вроде персиковой. Если подержать косточку во рту - прозришь будущее. Если верить талмуду, Моти, я опять сказал "если", евреи не ели мяса полевых камней, но психотропной косточкой не брезговали. Вокруг ядоа много легенд накручено: что они притягивают к себе соки земли, поэтому рядом с ними все растёт как на дрожжах, а чуть подальше - сохнет и дохнет, что увидеть их может только любящая пара, что у ядоа четыре души: душа камня, растения, зверя и человека. Это все лирика, а если по существу, мой братец задался целью восстановить популяцию ядоа в Израиле. Ни косточек ни рассады у него, понятно, не было, так что он решил просто создать подходящую среду обитания, а ядоа уж как нибудь сами из корешков проклюнутся или ветром занесет. Купил, как я уже сказал, дом с запущенным садом, читал там деревьям каббалу при луне, тряпки.. в смысле благовония жег. Самое смешное, что у него на участке меняться таки начало что-то меняться. Деревья без полива зазеленели, трава в человеческий рост вымахала. А в соседней арабской деревне наоборот, все начало хиреть на огородах. Потом один ортодокс, из местных, повадился ловить брательника на улице и заводить разговор о том, что не подобает вызывать к жизни чуждые сущности.. Сказка начала становиться былью. Только братцу моему все не в радость. Приехал я, смотрю, от человека половина осталась: посеревший, похудевший, глаза тусклые. Его подруга ходит кислая. Собака у них, бордер колли, Лесси звать, воплощенная жизнерадостность, так даже она загрустила, хвостом еле мотает, смотрит жалобно, мол неладно с хозяевами, помоги, а?
Алекс бросил взгляд на детей, убедился что все в порядке, пыхнул трубкой и продолжил:
- Я бы, конечно, не полез не в свое дело, люди взрослые. Но Леське как откажешь? Сожрал обед, выпил с братом по рюмке и приступил с распросами. Брат: тык-мык и выложил. Не верит он на самом деле в своих ядоа.. Арабы верят, морду набить грозятся или похуже чего. Ортодокс верит, с экзорцизмом лезет. Соседи по мошаве не то чтоб верят, но слухи ползут. А сам он, горе сказочник, ночью в саду от комаров книгой Зоар отмахивается и думает не позвонить ли утром психиатру. Завис, ни туда ни сюда, болтается между сном и явью, дергается от всего, что люди болтают. Я послушал, покивал. Смотрю - темнеет уже. Говорю брату, - что-то у меня голова разболелась от твоих метаний. Надо воздухом подышать. А сам вспоминаю, как меня, ещё пацаном-подростком, на доисторической родине, друзья позвали праздновать новый год. Денег не было ни у гостей, ни у хозяев. Но мы с ещё одним парнем, художником, нарезали кружков из картона, нарисовали на каждом кружке портрет-шарж и верёвочку приделали. Получися елочный шарик с портретом для каждого. Я редко видел, чтоб подаркам так радовались. Вообще хороший праздник получился. Мне тогда стало понятно, что с чудесами все проще чем кажется. Входишь, как в дверь, в то настроение, в котором шарики рисуются и чуди сколько хочешь.. Свистнул я Леське и вышел в сад прогуляться. Идём с собакой по саду, а вокруг все странно выглядит. На земле лежит туман, густой как молоко. Чуть выше, на уровне глаз он редеет, но не до конца. Деревья и трава кажутся очень высокими и, как бы, текучими. Мягко так покачиваются, струятся, как морские водоросли в прибое, а не ветки на ветру, да и ветра никакого нет. Подходим к старой яблоне, а под ней человек стоит. Голый, лысый, белесый, будто из тумана сделанный. Из середины пуза шнур идёт, вроде пуповины у зародыша, петляет в траве и уходит под землю. Воздух вокруг звенит, жужжит непонятными словами, но человек на пуповине рта не раскрывает. Ну.. это сейчас я все так подробно все описываю. А тогда, в саду, как в боевой обстановке. Всю картину, целиком глазами выхватил, телефон из кармана выдернул, лысого этого - щёлк. Леське перепуганной командную, - Тихо! Сидеть! Не бойся, собака, это просто кот учёный у нас тут. Ядоа, похоже, испугался моего голоса. Отпрянул, бросился к яблоне, полез наверх.. Смотрю, пуповина уже не пуповина, а цепь, звенья золотистые, и с дерева на меня смотрит здоровенный котище, а в воздухе по прежнему непонятное бормотание как от десятка невидимых раций. Тут я по настоящему испугался, дернул Леську за ошейник и бегом в дом.. Ну его к хренам, думаю, сейчас всех ядоа тут перепорчу. Распрощался быстро с братом, наговорил что жена позвонила, попросила домой ехать, соседи сверху потоп устроили. Фотку показал на бегу, - вот, мол, смотри что у тебя на участке растет. Про кота ничего не сказал. Думаю, может, если брат будет уверен, что у него на участке вырос нормальный ядоа, то превратит его обратно? Или найдёт других, не поврежденных культурным контекстом. Маюсь теперь. Брат не звонил и мне ему звонить страшновато. Так вот..

Алекс выбил докуренную кисэру о скамейку и вложил новую горошину табака. Моти помял в сосискообразных пальцах пачку "Мальборо", вытащил очередную сигарету, вложил обратно, опять вытащил. Наконец пришёл к какому-то выводу. Зажег сигарету, с удовольствием вытянул дым и хлопнул Алекса по плечу.
- Слушай, я все понял. Ты зря волнуешься.
- Что ты понял?
- Насчет ядоа и учёных котов. Все в порядке. Ты просто наделил этого ядоа, а может всю популяцию, новым свойством. Они теперь могут превращаться в учёных котов. Раньше не могли, а теперь - пожалуйста. Я думаю, это хорошо! Их животная душа реализуется. Заодно, от диких кабанов смогут защититься.
- Ты действительно так думаешь?
- Конечно! Если они съедобные, без умения лазить по деревьям им никак.
Алекс пожал плечами. Если подумать.. Почему бы ядоа действительно не превращаться в ученых котов? Иногда. Тем, что выросли вблизи деревьев? Да пускай себе, если хотят!

- У меня тоже случилось необычное, - Моти уронил недокуренную сигарету и сразу достал новую. Собственно, даже не у меня.. У моей бабушки. Она, кстати, недалеко отсюда живет, даже дом похож на эти. Бабушка Лея родом из Украины, в Израиле оказалась сразу после Второй Мировой. Как у многих из ее поколения, жизнь у нее была такая, что в романе опиши  - не поверят, но она мало рассказывала. Верней - почти ничего. Дед был из Ирана. Скала старик, водитель грузовиков. До последних дней водил машину, успел увидеть правнуков.. Полтора года назад прилег вздремнуть после обеда и не проснулся. Совсем немного не дожил до ста лет, земля ему пухом. Бабушка сперва хорошо держалась. Старалась занимать себя чем-то, находила дела, много гуляла с помошницей. А зимой вдруг упала, запнулась за кресло у себя дома. Ничего не сломала, теплая одежда спасла, но после этого поскучнела, стала меньше двигаться, путаться в речи. Не то чтоб перестала узнавать близких, но начала задумываться, прежде чем назвать человека по имени..
В этот четверг я с утра мотался в милуим, а когда вернулся забрал Галя с Офиком из садика и заехал с ними навестить бабушку. Уже на лестнице пахло черным лекахом. В последний раз бабушка его пекла три года назад, когда пацаны родились.. А от самой бабушки пахло духами. Последний раз она так благоухала на мою свадьбу. Моя жена говорит, это какой-то очень редкий французский винтаж, выпущенный сразу после Второй Мировой. Последний раз бабушка так пахла на мою свадьбу. Ладно, духи, пирог. Сама бабушка как будто помолодела лет на тридцать! Она приосанилась, глаза стали ясными, речь – уверенной. В кресле не сидела, ходила по квартире, прибиралась, помощницу то и дело гоняла по хозяйственным делам. Мне даже вопросов задавать не пришлось. Бабушке самой не терпелось все рассказать.
В городке, где она жила в детстве, это было не местечко, а именно городок, со смешанным населением, бабушка с детства знала украинский и русский. Так вот, в этом городке жил мальчик ее лет, из еврейской семьи с которым бабушке и многим другим детям родители запрещали играть. Мальчик не ходил в школу и никогда нигде не появлялся до захода солнца. Вроде была у него какая-то редкая болезнь кожи и глаз. Впрочем, бабушке Лее, тогда мелкой девчонке, этот Реувен, так звали мальчишку, совсем не казался больным. Он был крепкий, шустрый, мастер на всяческие выдумки. Кроме того, он умел показывать фокусы: доставал монетку из пустой шапки, поднимал в воздух разные вещи, заставлял совсем незнакомых злых собак ходить на задних лапах. Лее было с ним интересно, родители следили не слишком строго, так что они с мальчишкой дружили, несмотря на запрет
Дядя Леи, родной брат отца, еще в 1905-м году уехал в Америку, неплохо там устроился, открыл обувную фабрику. Он довольно часто писал родителям и брату, присылал фотографии, пару раз даже доллары. В 1936-м, когда поиск шпионов-вредителей докатился до всех дыр, бабушкин отец закопал где-то все письма, валюту и фотографии, погрузил семью на телегу и перебрался в большой город, подальше от родных мест. Туда, где никто не знал ни его самого, ни про брата-американца. Лее тогда было двенадцать лет. Перед отьездом Рувен подарил ей колечко со странным, похожим на глаз хищного зверя камнем. Сказал, вроде бы смеясь, - Теперь ты посвящаещься мне этим кольцом. Потом добавил серьезно,-  Не теряй его, хорошо? Этот камень знает как меня позвать. Если тебе понадобится помощь я услышу и приду обязательно. Он надел бабке кольцо на палец и неловко поцеловал в щеку. Оставить кольцо на руке бабушка не решилась. Спрятала в своих вещах, иногда клала ночью под подушку, надевала только когда оставалась дома одна.
Когда началась война мой прадед, отец Леи, снова собрался запрягать телегу, бежать от встречи с немцами, но старики-родители и жена воспротивились. Родителей держали болячки, жену – творческая работа (билитершей в местном кинотеатре). Было решено всем остаться на месте («мы простые тихие люди, что могут немцы иметь против нас?»). Только Лею, к тому времени замечательно красивую семнадцатилетнюю девушку, отправили пожить у знакомой русской семьи в пригороде, от солдатских глаз подальше. В последнюю ночь, которую бабушка провела дома ей приснился Реувен. Повзрослевший, серьезный он сидел на краешке кровати и крутил в пальцах кольцо.
- Не расставайся с ним, пожалуйста, - попросил он. Без него сейчас тяжело. Я очень боюсь не успеть вовремя, если при тебе не будет камня. Когда Лея проснулась кольцо было у нее на пальце, хотя она не помнила, что надевала его ложась спать. Верней.. точно помнила что не надевала.
У знакомых Лея первое время жила почти открыто, в просторном, удобном флигеле, но когда в город вошли немцы пришлось переместиться в заброшенный сарай. Дочка знакомых, Нюра, девушка на год старше Леи, потихоньку приносила ей еду и рассказывала новости.
Сам город заняли немцы, а в пригороде расквартировали румынский полк. Во флигеле, где прежде жила Лея, поселился пожилой, усталый офицер медицинской службы. Дня через три он поймал Нюру за ухо и на неплохом украинском языке поинтересовался куда это она бегает каждый день с узелком. Девушка упала на колени:
- Я спрятала школьную подругу.. Не погубите, господин офицер!
Офицер понимал, что беготню с узелком кто-нибудь рано или поздно заметит, да и не выжить в сарае, когда похолодает. Он предложил спрятать Лею в подвале здания, занятого румынским госпиталем. Там, по крайней мере, теплей и никому не придет в голову искать прячущуюся еврейку.
Лея переместилась в каморку в подвале госпиталя. Ранним утром, перед своей сменой, военврач приносил ей воду и сухари и выносил старую солдатскую каску, служившую туалетом. Однажды он предупредил Лею, чтоб сидела особенно тихо и была готова переметнуться в другое место. Один из фельдшеров, похоже, видел его с каской в руках и что-то заподозрил. Однако менять место не пришлось. Вечером того же дня фельдшер был убит. Он возвращался к себе на квартиру после смены и зачем-то свернул с людной улицы в темный переулок. Там, в переулке, его и нашли – со свернутой как у куренка шеей и без каких-либо следов вокруг. Немецкий военный следователь уж на что всего навидался, но побледнел и перекрестился от такого зрелища. 
Тем временем в госпитале исчезла одна из уборщиц. Черт ее знает куда подевалась. Пришла, нанялась на работу, несколько дней добросовестно терла полы и выносила судна, а потом – как корова языком слизнула. Для бабушки и ее спасителя это был шанс, пан или пропал. Военврач принес Лее бесформенный халат, ведро и тряпку и выписал пропуск на украинское имя пропавшей уборщицы. Вооружившись этим пропуском пошел с Леей в комендатуру, попросил помочь работящей девчонке у которой украли документы – восстановить паспорт или выписать временное удостоверение личности. Удостоверение Лее выписали, но из комендатуры не отпустили. «Работящая украинская девчонка» была посажена под замок вместе с почти сотней других украинских подростков, в основном девушек, и ближайшим специальным поездом отправлена на работу в Германию. Лагерь для острабайтеров, куда она попала был ужасным местом, но все же не концлагерем. Весной 1945-го лагерь оказался под юрисдикцией англичан. На Лею обратил внимание капитан британской армии. Красивый мужчина, герой войны, он красиво ухаживал, красиво предложил руку и сердце. Тут даже твердо стоящая на ногах женщина не устояла бы, а у Леи и выбора не было. Ее семья была убита, ее страна обьявила бы ее предательницей, вражеской подстилкой, вздумай она туда вернуться.
Лея вышла замуж, вернла себе в новых документах настоящее имя, и уехала в Англию дожидаться демобилизации мужа. В Иорке она провела прекрасный год. Квартира мужа после бараков трудового лагеря показалась дворцом. Лея окрепла, стала спокойней, из костлявой тени вновь превратилась в красавицу. Она старательно изучала язык, записалась на курсы медсестер, научилась и полюбила одеваться в английском стиле. Любящий муж писал романтические письма, обещал вскоре приехать и всю жизнь носить на руках. Через год он действительно демобилизовался, но оказался совсем не рад произошедшим в жене переменам. Ревность, дикие подозрения, скандалы на пустом месте начались почти сразу. Пока дело ограничивалось словами Лея пыталась «притереться». Когда муж отвесил ей оплеуху – молча пошла собирать вещи. Муж схватил ее сумочку, вытряхнул оттуда ключи, прокричал:  «Захочешь меня оставить – убью!!» и вылетел из дому, заперев за собой дверь. Что он собирался делать дальше: действительно убить жену или держать ее под домашним арестом осталось неизвестным. Утром следующего дня его тело, со свернутой как у куренка шеей было найдено в безлюдном переулке, недалеко от ближайшего паба. Никаких следов вокруг не было. Полицейский инспектор, немолодой ирландец, уж на что всего навидался, но побледнел и перекрестился от такого зрелища.
Добрая Старая Англия почти ставшая домом показалась теперь Лее чужой и холодной. Закончив курсы медсестер она совершенно законно, как еврейка пережившая катастрофу, оказалась в подмандатной Палестине. У нее даже было при себе кое-какое ценное имущество: пара лаковых туфель, флакон французских духов и кольцо с камнем, похожим на глаз хищного зверя.
Было начало марта. Через несколько дней после Леиного приеза расцвели апельсины. В маленькой больнице в Яффо, где Лея нашла работу, аромат апельсиновых цветов пробивался сквозь медицинские запахи, напоминал о весне, отвлекал от работы.. Сразу после дежурства Лея пошла смотреть на цветущие деревья. По дороге к апельсиновой роще ее кто-то окликнул. Она обернулась. Реувен! Живой!! Они отправились дышать апельсиновым цветом вместе, держась за руки, как малыши. Гуляли, рассказывали друг другу о том что с ними было, обнималсь все крепче. Апельсиновая роща неожиданно оказалась огромной, безлюдной, полной удивительных трав и цветов. Когда совсем стемнело, Реувен бросил свое пальто на мягкую траву. Любить друг друга было естественно и необходимо, как дышать.
На рассвете Лея тихонько встала, потянулась еще раз к цветам.. И очнулась. Был ранний вечер, только что закончилась ее смена в больнице. Она вышла пройтись и, похоже, задремала стоя. Хорошо хоть к дереву прислонилась. Никакого Реувена рядом не было, апельсины действительно цвели и умопомрачительно пахли, но роща была совсем маленькой, просто кучка деревьев у дороги, фантастических трав в ней не водилось.. Кстати, весь сон, если верить ее часам, занял минут пять..
- С тобой все в порядке, милая?,- на дороге, рядом с Леей, остановился раздолбанный грузовик, усатый водитель уставился на нее с неподдельной озабоченностью. Мне издалека показалось, что тебе стало нехорошо, за дерево держишься. Может подвезти? Ты воду пила?

- Так дед с бабушкой и познакомились, - улыбнулся Моти. У них все очень быстро сложилось, почти как с Реувеном во сне. К концу месяца бабушка поняла что беременна. Для нее это было чудом, после всего пережитого она боялась, что не сможет иметь детей. Для деда ребенок от любимой женщины был чем-то само собой разумеющимся.. Поженил их один раввин-анархист, которому дед как-то бесплатно привез стулья, шкаф для свитков торы и еще какие-то синагогальные бебихи. Доказательством еврейства в те времена не заморачивались. В свой срок родился мой папа. Они хорошо жили, дед и бабушка, дружно. Правда, детей больше не было, хотя оба хотели.

- Дня три назад, рассказывала бабушка, Аня, помошница, чтоб меня расшевелить вынула шкатуку с украшениями. Там лежало это кольцо! Видишь, не сломалось, не потускнело, как новое! Я его надела и сразу настолько лучше себя почувствовала! А вчера, ты не поверишь, мне позвонил Реувен!! Не сон, не наваждение.. Живой, в здравом уме, даже живет в этом городе!! Он сказал, что придет в гости и расскажет как меня нашел!

Я сперва здорово напрягся. Уж очень невероятная история. Потом подумал: еще менее вероятно, что кто-то узнал о фантазиях моей бабушки и задумал мошенничество.. Собрался остаться у неё подольше на всякий случай, но мальчишки устали, да и бабушке, явно хотелось нас выпроводить и пообщаться с другом детства без внуков и правнуков. Вобщем, я попросил бабушкину помощницу приглядывать, если хоть что-то покажется подозрительным - сразу звонить мне и распрощался. Когда мы с пацанами вышли от бабушки ее гость как раз приехал и шел к дому от автомобильной стоянки. За ним шел помощник-филипинец. Реувен не казался моложе своих лет, нет..  поддельным стариком он не выглядел. Он выглядел человеком, для которого возраст вообще не имеет значения. Помнишь, Алекс, ты давал мне почитать эту странную книгу, про Сатану в Москве? Она мне почему-то вспомнилась.. Вдруг показалось, что филипинец почтительно несет за Реувеном шпагу. Асфальтовая дорожка между стоянкой и домом шла мимо клумбы, на которой работала вертушка-поливалка. Вода натекла на асфальт, Реувен ступил в лужицу. Я как раз с ним поровнялся и увидел мокрые следы от его ног. Это были птичьи следы. Вроде следов казарки, только большой, размером со страуса. Так они выглядели первую секунду, а потом на глазах менялись, превращались в обычные следы ног. Реувен взглянул на меня и мальчиков, подмигнул, помахал рукой как добрым знакомым, и вошел в бабушкин подьезд.

Мужчины помолчали, переваривая рассказ.
- Знаешь, Моти, - задумчиво сказал Алекс, мне кажется у твоей бабушки все будет не просто хорошо, а.. так как надо.. Не знаю как объяснить.
Моти  согласно кивнул.

Еще несколько колец дыма были выпущены в молчании, затем заговорил Йозеф.
- Я, господа офицеры, - начал он, тоже неделю провел в милуиме, на юге, под Димоной, а в четверг, когда освободился, завернул, по дороге домой в киббуц в котором прожил семь лет, поглядеть как чего, навестить знакомых. В киббуц, в ульпан, недавно приехала одна пара по фамилии Кружечки. Мои земляки, из Чешских Будейовиц. Оба - люди искусства. Петер Кружечка подрабатывал барабанщиком в пивной на Манесовой улице, а ещё играл панк рок в каком-то оркестре. С панками он потом разругался, мол, музыкальный вкус у них грубый и редко моются, но привык выкрикивать, когда барабанит, такие слова, что выгнал всех посетителей и из той пивной где подвизался, и из винного погребка напротив. Его жена, Анелька родом из Писека. Окончила там три класса художественной школы и работала натурщицей у одного абстракциониста. А когда вышла замуж и переехала в Будейовицы открыла рисовальные курсы в студии на Жижковой. Пообещала клиентам, что будет делать упор на изображение обнаженной натуры, а вынесла им эту греческую тетку без головы и без рук, забыл как ее звать, да еще прикрытую передником...
Вобщем, когда денег совсем не стало, Анелька вспомнила, что ее бабка была внучкой одного пражского раввина, о чем имелись бумаги и, даже, нашелся дагерротип бабки в младенчестве, на руках у робота, которого этот раввин собрал буквально из глины и палок. Кружечки перебрались в Израиль, получили тут какую-то стипендию для деятелей искусств, но сперва дела у них пошли туго. За первые полгода в Израиле они нажили только одноглазого бездомного кота, который к ним прибился в киббуце. Этот кот им и помог. Когда случилсь очередная заварушка и наш киббуц обстреляли, ну, юг, сами знаете, ребята так испугались, что не могли пошевелиться. В бомбоубежище не пошли, сидели в комнате, да смотрели разинув рот, как в открытое окно влетает здоровый осколок и приземляется точнехонько в кошачьем лотке. Кот подошел к осколку, понюхал, и насрал на него сверху. Коты так делают иногда, чтоб показать презрение к противнику. Может он хотел успокоить хозяев, может сам перепугался, но добротно наложил, с горкой. Тут пани Кружечкова спокойно встает, будто не дрожала минуту назад, как осиновый лист, фотографирует телефоном осколок с горкой дерьма и посылает мужа добыть ей паяльник и собрать по киббуцу еще осколков если где валяются. И такой у них творческий подьем случился, доложу я вам, господа офицеры.. Стали собирать осколки снарядов где только можно, украшать их, когда завитушками, навроде кошачьего дерьма, а когда и древней символикой, приделывать ушки, как для кулонов и продавать европейским туристам за неплохую цену. Особенно хорошо берут миротворческие делегации. Обязательно купят по кулону на каждого, сколько не запроси. Ну, ребята пока в киббуце остались, обжились, сняли дом, коту купили ошейник от блох и новую миску...

Старший сержант затянулся из своей оранжевой флешки, выдержал паузу,  убедился что товарищи внимательно слушают и продолжил:
- С новым ошейником, правда, случился проляпс. Никак не удавалось его надеть. Глазами смотришь - ничего не мешает, а рукой чувствуешь, будто что-то накручено на кошачью шею и не даёт застегнуть пряжку. Снова смотришь - вообще ничего, даже шерсть не примята! Ребята попробовали пару раз и отступились. Очень уж это странно, страшновато даже. Так бы кот продолжал гулять без обновки, но в киббуце, возле столовой, поставили книгообменную полку. Знаете такую: клади что не надо, бери что нравится, сейчас их везде ставят. На этой то полке Анелька Кружечкова однажды углядела то ли книжку, то ли тетрадку.. На вид очень старую, в сафьяновом переплете. Название затерто, только и можно прочесть "аль-Шем ов он". Внутри текст тоже не очень сохранился, так, куски текста на иврите, но написаны потрясающе красивым узорным шрифтом, каждая буква - готовый эскиз украшения. Пани Кружечкова принесла сокровище домой, потренировалась перерисовывать буквы карандашом на бумагу, но этого ей показалось мало. Достала золотую краску, кисть, поискала что бы расписать, и как раз ей под руку подвернулся ненужный ошейник. На нем и вывела завитушки. Кот, пока она рисовала, отирался у нее под ногами, она возьми и попробуй еще раз надеть ошейник на него. На этот раз никакой помехи не чувствовалось, пряжка сразу застегнулась как надо. Кот довольно замурчал и на глазах начал расти, ошейник с ним.. Зверь дорос до размеров леопарда, степенно вышел во дворик и со второй попытки залез на ближайшее дерево. Тут стало видно, что на нем болтается какая-то веревка, или цепь золотистого цвета. Выходит из под ошейника, проходит под пузом и срастается с древесным стволом.Так теперь этот котяра на дереве и живет. Жрать, понятно, стал больше и бормочет беспрерывно, зато в дом не лазит и не гадит нигде. Под деревом еще зверьки какие-то мелкие завелись, вроде мышей, только бегают на птичьих ножках. Кота мне земляки показали.. Зрелище! А зверушек не видел, прятались. Так вот оно.
Иозеф замолчал и снова затянулся из флешки.

- Папа, мы укакались!,- Галь и Офик незаметно материализовались рядом с Моти и тянули его каждый за ближайшую руку  .
- Папа! Я не могу гулять на закаканной площадке! Пойдем домой, там оладушки! Ринат потянула Алекса сразу за обе руки. Мордочка и платье у нее были совсем не такими чистыми как утром, но красоту это не портило.
Кубик никого никуда не тянул. Он тихо устроился поспать на дорожке.
Детям пора было домой.. Мужчины пожали друг другу руки, подхватили отпрысков, игрушки и отправились восвояси, а кривоватая лестница и тропинка между домов подернулись паутинкой и исчезли, растворились в солнечном свете и горячем летнем воздухе, незаметные ни для кого, кроме тех, кого площадка сама хотела бы видеть.

Link | Leave a comment | | Flag

Ужасы нашей милонги (1)

Aug. 8th, 2019 | 11:47 am

Ходит к нам на милонгу мужик один, родом с Гаити. Жрец Вуду по профессии. Приятный мужик, чувство ритма прекрасное, одна беда - профдеформация у него. Так к зомбям своим привык, что и забыл как с живыми людьми обходиться. Бывало, как придет на милонгу стоящая партнерша, так этот жрец за ней пару танд наблюдает, потом садится рядышком, "то - се, куда - откуда", водички либо вина стаканчик подносит.. А на следующий день - некролог на страничке нашего танго сообщества. Жрец эту партнершу, потом, понятное дело, выкапывает, свои вуду-обряды над ней проводит и начинает вечерами на милонги водить, а днем у себя дома, в подвальной комнате складирует. Только что-то у него все время не так шло, то ли с зомби-напитком перебарщивал, то ли методику обрядов не ту применял.. девушка после зомбирования как-то портилась, движения скованные, запах не тот.. Жрец ее на две - три милонги сводит, и понимает - нет, Данила-мастер, не вышел каменный цветок. Подсаживается к следующей.. Так с десяток партнерш перевел. Троих, если честно, было не жалко, а за остальных народ переживал. Некоторые с ним здороваться перестали, кое-кто предлагал даже морду набить. Но тут случился казус. Пришла на милонгу девчонка одна, танцует классно, гаитянец на нее нацелился.. А у нее перед самой милонгой горло разболелось. Танцевать - пожалуйста, а пить, даже воду, не шло совсем, глотать больно. Вот и пришлось ему без зомби напитка, с живой партнершей танцевать. И так ему понравилось, что домой пришел, и сразу в подвал:
- Извините, девочки, у меня предпочтения изменились, всем спасибо, свободны.
Ну, зомби, они конечно, туго соображают, но тут возмутились.. Может на совесть надавили, может покусали его чуток.. Меня там не было, не знаю.
Факт тот, что на милонги он теперь с десятком зомбей ходит. И пока всех не перетанцует к живым партнершам ни-ни.

Link | Leave a comment | | Flag

Охота на Балило

Jun. 6th, 2018 | 11:47 pm

Если в пять лет, на бабушкином заднем дворе, вы видели настоящего инопланетянина, то к тридцати пяти у вас наверняка будет докторская степень по астрономии, членство в редакции «Астробиологии» (есть такой вполне научный журнал) и некоторая известность среди любителей научной фантастики. У меня, во всяком случае, все это появилось как-то само собой, естественно, вроде - куда же еще?
С инопланетянином как было.. Я сидел вечером на подоконнике, смотрел в окно. Вообще-то, в такой час, мне пологалось уже лежать в кровати, но спать еще не хотелось, а взрослые смотрели телевизор и не дергали. За окном, над огородом, висела интересная штука, вроде большой бочки с лампочками. Висела довольно долго, во всяком случае я успел ее подробно рассмотреть и даже заскучать. Наконец бочка слегка развернулась, снизилась и, кажется, приземлилась где-то возле забора, за кустами смородины. В темноте было не разобрать.
Я залез в кровать, твердо решив проснуться утром раньше всех и сходить посмотреть на эту штуковину. И действительно, проснулся часов в пять. Солнце только встало, из открытой форточки пахло свежестью. Было немного страшно – я еще никогда не уходил из дома тайно, когда все спят, но любопытство зудело и покалывало во мне, как моторчик. Даже не попрыгав на матрасе я отправился в экспедицию.
Штуковина действительно была возле забора, хорошо что с нашей стороны. Она не совсем приземлилась, висела на высоте в пол моего роста, так что на грядках ничего не примялось. Вблизи штука напоминала скорей не бочку, а большую, обшарпанную, стиральную машинку с приоткрытой круглой дверцей. Под дверцей сидело бугристое серо-фиолетовое существо с ярко оранжевыми мерцающими пятнышками по всему телу. Почему-то я сразу решил, что пятнышки – это глаза. Вместо рук у существа было что-то вроде приросших к телу осьминогов с бесчисленными ветвящимися щупальцами. Я сделал еще шаг, существо зашипело как возмущенная кошка и его словно всосало внутрь летучей машинки. Круглая дверь закрылась, летательный аппарат рассыпался на множество маленьких мерцающих радуг и исчез. Я подождал немного, потом нарвал свежих огурцов (дедушка всегда посылал меня с утра за овощами для салата) и побежал домой завтракать.
Об инопланетянене я рассказал деду, младшей сестре и лучшему другу. Дед выслушал в пол уха, его не слишком занимали детские выдумки. О младшей сестре разговор особый.. Мы "почти близнецы", погодки. Ей не повезло в генетической лотерее - родилась с синдромом Тессекса, редкой патологией перифирической нервной системы. Человек с такой патологией почти не способен владеть своим телом, «приказы» от мозга не доходят до мышц. Передвигаться он может только в инвалидном кресле. И, как будто неподвижности мало, страдающий синдромом Тессекса, при нормально развитом интеллекте, выглядит слюнявым идиотом, с о скаленной, подергивающейся маской вместо лица. Сестре я всегда все рассказывал, старался изобразить события подробно, в лицах, ещё и какое-нибудь вещественное доказательство притащить. Когда про инопланетян рассказывал принёс отломанную сухую верхушку с помидорного куста. Я её сам отломал, но ведь могла сломать и летающая тарелка! Ради сестренки стоило постараться, она слушала как никто, внимательно, жадно, с восторгом. Другой живой связи с внешним миром у неё не было. Выслушав про инопланетянин сестра чуть не разревелась. Почему её там не было? Почему её никогда не берут к бабе с дедом?? Какие ещё процедуры?! Она не хочет никаких процедур, она хочет сама посмотреть на летающую тарелку!! Не знаю, что ответил бы взрослый. Дети рациональны. Я объяснил, что в её кресле не проехать по узкой тропинке в огороде. Нужно придумать другой транспорт, а про процедуры можно даже не думать, доктор сказал "это будет помогать, но недолго", значит следующим летом их уже не нужно будет делать! Осень и половину зимы инопланетяне были главной темой наших с сестрой игр и разговоров. Я переодевался в инопланетянина, рисовал ей "инопланетянинов" (сестра рисовать не умела, у нее не получалось удержать в руке карандаш), мы придумывали как узнать где именно инопланетяне приземлятся и доставить туда инвалидное кресло. А в середине зимы моя сестра пропала.
Помню, был выходной день. Мама варила и жарила на кухне, папа отлучился куда-то ненадолго. Я с утра занимался мальчишескими играми у себя в комнате, потом соскучился и пошел к сестре. Она дремала в своем новом, маневренном кресле в котором можно было даже по дому ездить.
Мне стало ужасно интересно, если дверь будет заперта, сможет сестра из своей коляски как-нибудь дотянутся и постучать? Дом у нас был старой постройки, все двери с замками и ключами, так что я, не долго думая, запер сестру и побежал к своему лего. Думаю, меня хватило минут на десять. Из закрытой комнаты не доносилось ни звука, вот соня-засоня! Я открыл дверь, замок был хороший, не заедал.. Кто сказал, что надо боятся монстров, бандитов, чудищ? Самое страшное - пустота. Когда в комнате все тихо, все цело, плотно закрытое и заклеенное на зиму окно не тронуто, инвалидное кресло на месте, только пустое, без маленькой девочки.
Я заорал, на мой крики прибежала мама. Сначала она, ничего не понимая, искала сестру по дому, потом звонила отцу, а отец в полицию.. Приехал высокий мрачный дядька с кудлатой овчаркой и два молодых разговорчивых парня с чемоданом-лабораторией. Потом дом наполнился людьми под завязку.. Сестру так и не нашли.. Родители вскоре продали дом и организовали переезд в другой город, где им не приходилось все время ловить любопытные взгляды, всюду слышать: "Ну что? О вашей маленькой бедняжке никаких новостей? Ужас какой, за что мы платим налоги на эту полицию?!» и кожей ощущать невысказанное «А это не вы ее порешили?».
Я тоже здорово выиграл от переезда. Во первых, как только пошёл в первый класс - познакомился с Виком, моим лучшим другом. Во вторых, в этом городе были университет и обсерватория, а при них – кружки для детей.
Вик – третий, кому я рассказал про инопланетян. Он выслушал, кивнул, сказал «угу» и как-то само собой стало ясно, что пожелай я переловить все летающие тарелки во Вселенной или, наоборот, забыть о них напрочь, он будет со мной, на моей стороне.
В юности я немного потусовался с УФОлогами, но знания, полученные в кружке при обсерватории не дали воспринять эту публику всерьез. В академической науке и логики больше и люди адекватней. Зато я чертовски люблю фантастику, просто не мыслю себя без чтения. Наверно пытаюсь хотя бы так, уцепившись за чужой дар, еще раз увидеть то, что поманило меня тридцать лет назад и исчезло, рассыпавшись радугами.
Сам писать я не пытаюсь, фантазии природа маловато отсыпала, но время от времени рецензирую прочитанное, пару раз даже проконсультировал авторов, чтоб не портили хороший сюжет астрономической безграмотностью... В общем, я в цехе фантастов, не звезда, но и не пыль космическая. Поддерживаю знакомства и стараюсь быть в курсе новостей.
О Доне Балило я впервые услышал от длинного Йона. Есть у нас в городе такой персонаж, хозяин хорошего кафе - библиотеки. Йон не без чудачеств, но двух качеств у него не отнимешь: прекрасного литературного вкуса и человеческой чуткости. В тот день у меня было паршивое настроение: в личной жизни стрелки приборов неожиданно прыгнули с "все неплохо и будет лучше" на "все пошло к чертям", к тому же где-то сквозняком прихватило. Горло мерзко болело, из носа текло. Идти вечером домой не хотелось, сидеть до поздна на работе не было сил. Я завернул к Йону, устроился в кресле в дальнем углу, потянул с полки Хайнлайна. Йон смерил меня взглядом и, не спрашивая, принёс чай с ромом.
- Выглядишь не айс, док.
- Случается.
- Случается. Новинки принести?
- Я сегодня по классике.
Йон взглянул ещё раз, и принялся копаться в своём смартфоне. У меня звякнуло сообщение.
- Значит так, док. Сейчас я наливаю термос такого же чая, даю тебе в руки и ты идешь домой. Приходишь, наливаешь из термоса, открываешь ссылку что я послал и читаешь пока глаза слипаться не начнут. Все понятно?
- Аэээ.. Кха, кха..
- Вот и я о том же. Вызвать такси?

- Не надо. Доберусь.

- ОК. Термос занеси как сможешь.

- Обойдешься. Себе оставлю.

Я сунул термос в рюкзак и вышел из Альмагеста. Так этот всезнайка свое кафе назвал.
Дома открыл ссылку, собираясь скорей поглядеть по диагонали чем читать.. Ха!! Если вы в принципе не против фантастики и пробежала глазами пару строк из Дона Балило - вы увязли! Тексты затягивали. Яркостью образов, щедростью фантазии при строгой логике сюжета. Ссылка Йона вела на какой-то, говоря мягко - мало известный литературный сайт, где были опубликованы два десятка рассказов и одна небольшая повесть. Действие всех рассказов происходило в далеких звёздные системах, на реально известных, или ещё не открытых, но, возможно, существующих планетах. Со знанием астрономии, физики и химии у этого Балило был порядок. Я не заметил практически никаких ляпов, местоположение звёзд и планет, орбиты, температурный режим, химия атмосферы были описаны ярко, живо, и в полном соответствии с научным данными. Дальше реальность отступала. Балило описывал далекие планеты так, как дай бог всякому описать свой дом на земле. Как Бабель описывает Одессу, Амаду - Баию, Хэрриот - Йоркшир. Достоверность образов была удивительной, герои думали и действовали как инопланетяне, не превращаясь в переодетых людей, каждая история была живой. Дон писал преотлично!
Я проглотил за ночь пять рассказов (и термос чая с ромом), с трудом оторвал себя от шестого, написал на работу, что заболел и свалился спать не вспомнив о личной жизни. Рассказы так подействоали, или что другое, но проснулся почти без простуды.
С тех пор я стал большим поклонником Дона Балило. Прочитал все, что было на сайте, написал восторженный отзыв и принялся шарить в сети, в поисках ещё чего нибудь «балиловского». Увы! Ничего не нашлось. Дон Балило не публиковался больше нигде, ни в сети ни на бумаге. Он активно общался с читателями, отвечал на комментарии, устраивал опросы на форуме, но тоже только на этом сайте, и больше нигде. Почему - непонятно. Сайт был типичным приютом графомана с текстами вроде "она стояла на уходящем вдаль мосте и жемчужные слезы градом текли по ейнным мраморный щекам". Факт есть факт, фантаст уровня «Хьюго» облюбовал именно это занюханное местечко и с каждым новым рассказом делал его популярнее. Не знаю как любители фантастики набрели на этот сайт впервые, но сейчас они толклись здесь как муравьи у блюдца с медом.
Когда я начал думать странное про Балило? Что навело на мысли? Честно - не знаю.. Точно не сами рассказы. Описания жизни на далеких планетах я читал с удовольствием, без всяких подозрений. Разнообразные опросы, которые он регулярно устраивал? Может быть.. Во всяком случае, от этих опросов у меня начало возникать ощущение, что автор «с луны свалился». Как будто человек знает, как люди обычно себя ведут в тех или иных ситуациях, скажем плачут когда грустно, смеются когда весело, но при этом совершенно не понимает почему так, а не иначе. Спрашивает, крутит вопрос то так, то эдак, и отчаянно надеется, что кто-нибудь обьяснит.
Постепенно втянувшись я стал часто комментировать опросы и рассказы Балило. Поговорить с ним было и интересно и приятно. Он был корректен, последователен, внимателен к аргументам собеседника. Эрудиция у него была потрясающая, естественные науки, от астрономии до биологии он знал на профессиональном уровне. Что касается других особенностей общения.. Балило никогда не шутил. Его инопланетяне в рассказах то и дело острили, иронизировали или попадали в смешные ситуации, но в живом общении с людьми шуток не было никогда. На шутки обращенные к нему Балило реагировал доброжелательно, но ни разу не ответил в том же духе.
Еще он никогда не сообщал ничего о себе. «Дон Балило», конечно не было настоящим именем, дело обычное, под псевдонимом пишут многие. Однако Балило вообще не открывал ни одной личной детали. Никогда, нигде не упоминал мельком «я бывал в тех местах», «я работал в этой области». Прямые или косвенные вопросы просто игнорировал. Все это можно было обьяснить. В конце-концов, какая творческая личность без странностей? Для человека, в голове которого гнездятся толпы инопланетян, Дон Балило был более чем нормален. И все же, все же.. Однажды, обсуждая с ним интересные аспекты астрофизики я сказал, что вынужден прервать разговор, мне вот-вот привезут новый холодильник.
- О! Холодильник!: - отреагировал Дон Балило,- полезный предмет! Вы будете хранить в нем образцы продуктов питания?
Я отошел от компьютера и закурил. «Полезный предмет».. куда уж полезней. «Образцы продуктов питания».. Я мог бы выбросить все из головы, сказать что Балило просто чудаковат, что непонятно сострил, бывает.. Мог бы. Если б забыл как стоял на бабушкиной грядке напротив бугристого существа с оранжевыми пятнышками вместо глаз и осьминогами вместо рук..
Я еще раз прошерстил интернет. Дон Балило не проявлял себя нигде, кроме облюбованного сайта. Его рассказы гуляли по сети, их цитировали, им подражали, даже переводили и иллюстрировали. Автор не показывался. Как не показывался, конечо же, ни в каких темах, не связанных с фантастикой.
Я невзначай предложил Балило прислать несколько новых астрономических статей из журналов, к которым у него не было доступа. Он искренне обрадовался, поблагадорил... казалось - сейчас даст свой е-мейл. Не тут-то было! Балило попросил сгрузить статьи на гугл диск и открыть ему возможность зайти по анонимной ссылке.
Месяца через полтора после разговора о холодильнике мне снова пришлось прервать интересное обсуждение на середине. На этот раз нужно было сходить к ветеринару с моим лабрадором Муфтием.
- О! У Вас есть собака?!: - отреагировал Балило, - я правильно понимаю, что это эмоциональный, а не сексуальный или охотничий симбиоз?
В этот раз я даже не стал курить. После ветеринара мы с Муфтием сразу поехали к Вику.
За тридцать лет, что мы знакомы дружище Вик довольно сильно изменился внешне. Из пухленького золотоволосого херувимчика прератился в двухметрового небритого мужика. Но внутренняя сущность не изменилась. Во первых с ним можно спокойно разговаривать о летающих тарелках. Во вторых Вик – компьютерщик «широкого профиля». Починяет железо, пописывает софт, может хакнуть что плохо лежит. Короче, наверняка что-нибудь посоветует.
- Угу:- сказал Вик, - тарелочки летают, честных гражданов пугают. И че ты хочешь?
- Посмотреть на этого субчика..
- С владельцем сайта скорешиться сможешь?
- Не вопрос.
Завязать знакомство с владельцем сайта правда было не сложно. Он тоже писал, радовал читателей главами романа с оригинальным названием "Моя жизнь", и, в отличие от Балило, никак не прятался. Я осилил пару глав, доброжелательно прокомментировал. Завязалась переписка, он упомянул что едет на литературный семинар. Понятно, что на семинаре «чисто случайно» оказался и я.. Особенно актерствовать не пришлось, он и правда хороший мужик этот Матиас, владелец сайта. Он родился в «горячей точке». Вскоре после его рождения семейство решило дать деру из неласковых родных мест. Бегство, прелести нелегальной иммиграции.. Матиас как-то выжил, легализовался, занялся вполне законным предпринимательством. Писать он начал, чтоб выплеснуть то, чего навидался, а сайт сделал скорей по привычке, по принципу «все, что плывет в руки – превращай в бизнес». Получилось третьесортненько, Матиас и сам это понимал, но тут, как небесная манна, на него свалился Дон Балило. Матиас знал е-мейл (скорей всего фейковый) и IP адрес Балило. Может еще что-нибудь знал и не говорил, но я склонен верить что нет. Нас с Виком не это интересовало. Я придумал с десяток идей, как улучшить работу сайта и посоветовал Матиасу «своего друга – фрилансера, который все сделает в лучшем виде и цену не задерет». Вик и правда все сделал отлично и за разумную цену, только поселил на сайте маленькую, незаметную програмку-червячка, которая, стило Балило появится, переползала в его компьютер и передавала нам содержимое памяти.
Балило заходил на сайт почти каждый день, так что результат не заставил себя ждать. Нулевой результат. Балило пользовался своим компьютером только для писательства. Мы получили тексты всех опубликованных рассказов, черновики двух новых, и несколько файлов с набросками, отрывками, пометками «спросить на форуме».
Я чуть волосы на себе рвать не начал, а Вик – нет. Расцвел, как слон при виде булочки.
- Чего скуксился, астроном? Еще ничего черной дыркой не накрылось! Ты, вроде, сказал что хочешь эту балиловую морду увидеть?
- Ага.
- Сделаем.
- Обьясни.
Вик приосанился.
- Видите ли Ватсон, человек вряд ли станет покупать целый компьютер только для того, чтоб писать в ворде и заходить на единственный интернет-сайт. Скорей всего, у Балило планшет. Комьютеры без встроенной камеры бывают, планшеты – нет. Значит мы подсадим еще одного червячка, который запустит камеру и пришлет нам фотку.
- А может можно видео?
- Тебе б только инопланетян распугивать! Если камера будет работать долго – он заметит, а одну фотографию – нет.
- Тогда – фотку!
- К субботе сделаю.
Ни одного любовного свидания в своей жизни я не ждал так, как появления Дона Балило в интернете в субботу. Я места себе не находил, Муфтий наверно решил, что хозяин сошел с ума.. А во мне во всю работал моторчик и я снова был готов даже не попрыгав на матрасе бежать за летающей тарелкой. Наконец – сообщение! Я глубоко вздохнул и открыл файл.
С экрана на меня смотрело перекошенное, лишенное пола и возраста лицо-маска. Характерный оскал человека с синдромом Тессекса. Кто один раз видел – не перепутает.
Я закрыл и стер файл. В горле стоял ком. Дон Балило не инопланетянин. Он беглец. Из инвалидного кресла к звездам. Паззл сложился, теперь понятны и странная наивность и нежелание показывать себя – такого публике. Надо Вику сказать чтоб убил все программы. Если кто-то, когда-нибудь что-то узнает о Балило, то точно не от меня.

Несколько месяцев я совсем не читал фантастику, почти не появлялся ни на виртуальных форумах, ни в кафе Йона. Когда спрашивали, отвечал что навалилась работа, надо за короткий срок подготовить курс лекций и несколько научных статей - и это было правдой. Более близким людям добавлял, что у меня и в личной жизни кой-чего наметилось - и это тоже было чистейший правдой. А третьей частью правды, которую я не говорил даже себе, было то, что на моё увлечение фантастикой как будто упал железный занавес.. Как будто если интерес к фантастике, а значит и к Дону Балило будет прежним, то мне придётся признаться себе в нестыковках, вспомнить и додумать то, что я твёрдо решил закрыть и забыть, возможно снова почувствовать укол любопытства и желание возобновить охоту. Так продолжалось до тех пор, пока Балило не выложил на сайте сразу три новых рассказа. Ну не каменный же я! Заглянул "пробежать по диагонали" и, как обычно, попался. Рассказы принадлежали к общему, новому циклу, в них было несколько сквозных героев. Прежде в рассказах Балило Земля и земляне почти не появлялись, так, раз или два, совсем эпизодически. В новом же цикле, одним из общих героев был человек, землянин, по крайней мере по происхождению. История была такая: этот землянин был с рождения неизлечимо болен. Конкретный диагноз не назывался, но было понятно, что жить долго и счастливо персонажу не светило. Ребенком он познакомился и нашел общий язык с ребятами из Межпланетной Гильдии Вольных Исследований и был переправлен на их станцию. Полностью землянина не вылечили, но сильно улучшили состояние, а еще помогли взглянуть на себя не как на «ущербного инвалида», а как на «разумное существо, попавшее на планету с неоптимальными для его метаболизма условиями». Землянин много где побывал, много чего повидал, получил полноправное членство в Гильдии и осел на станции на родной планете, став на ней «координатором эмоциональных взаимодействий». В рассказах сплеталось несколько линий, землянин то выходил на передний план, то уступал место другим персонажам, с каждым появлением его история раскрывалась немного подробней. В одном из последних эпизодов обьяснялось как больной, неподвижный ребенок вообще узнал о межпланетных исследователях. Ему рассказал брат, видевший инопланетян над бабушкиным огородом. Рассказал, а в доказательство своих слов показал отломанную верхушку помидорного куста.

Link | Leave a comment | | Flag

Несфотографированное

Aug. 15th, 2017 | 09:16 am

Пол второго ночи, район центральной автостанции в Тель-Авиве. По дороге бегут три одинаковые красивейшие жемчужно-серые хаски. Все три привязаны веревками к инвалидному креслу на колесах, довольно слажено тянут его вперед. В кресле мужик бомжеватого вида, но с довольно волевой рожей. Собачья упряжка.
Четыре часа дня, центральная автостанция в Тверии. Температура +40. К автобусу бежит подросток-ортодокс. На голове подростка стопочкой надеты три черные фетровые шляпы. Подросток бежит быстро, но как-то аккуратно, так чтоб шляпы не улетели.

Link | Leave a comment | | Flag